российская академия наук,  самарский научный центр

Russian Academy of Sciences, Samara Scientific Center

Самарская городская общественная организация

«СОЮЗ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ»

Samara Municipal Fund “Union of Young Scientists”

ГУМАНИТАРНАЯ СЕКЦИЯ и ТОЛЬЯТТИНСКИЙ ФИЛИАЛ

Section of humanities AND Togliatti branch

 

 

 

научный Молодёжный ежегодник, Выпуск IV

 

Youth research yearbook, Forth edition

 

 

Материалы международного молодёжного научного форума

«МИР ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ»,

посвящённого 90-летию со дня рождения доктора исторических наук,

профессора Соломона Герцевича Басина (1918 – 1999)

 

Materials of the open international scientific forum for young

people “World through the Eyes of Young Scientists”

 dedicated to the celebration of the 90th anniversary of the birth of Doctor of Historical Sciences Full Professor Solomon Basin (1918 – 1999)

 

 

Редакционная коллегия:

Editorial Board:

Станислав Репинецкий

Stanislav Repinetskiy

Светлана Гомонова

Svetlana Gomonova

Анна Демина

Anna Demina

Андрей Косицин

Andrey Kositsin

 

 

www.ysa-human.narod.ru

 

 

Самара – Samara, 2009

 


Соломон Герцевич Басин (1918 – 1999) Solomon Basin


Удк 30+ 62 + 547

НАУ 34

 

Научный Молодёжный ежегодник. Выпуск IV. Материалы открытого международного молодёжного научного форума «Мир глазами молодых учёных» / Под редакцией С.А.Репинецкого, С.А.Гомоновой, А.И.Деминой, А.А.Косицина. – Самара: Издатель­ство СамНЦ РАН, 2009. – 221 с. ISBN 978-5-93424-422-5 

 

 

Редакционная коллегия:

Репинецкий Станислав Александрович – аспирант Московского городского педагогического университета, и.о. Председателя Совета СГОО «Союз молодых учёных»

Гомонова Светлана Александровнааспирант Поволжской Государственной Социально-Гуманитарной академии, координатор Гуманитарной секции СГОО «Союз молодых учёных»

Демина Анна Ивановна – аспирант Самарского государственного университета, методист Гуманитарной секции СГОО «Союз молодых учёных»

Косицин Андрей Александрович – аспирант Самарского государственного университета, научный сотрудник Самарского литературного музея им. М.Горького, методист Гуманитарной секции СГОО «Союз молодых учёных»

 

Рецензенты:

Репинецкий Александр Иванович – доктор исторических наук, профессор Поволжской Государственной Социально-Гуманитарной академии, академик Академии социальных наук, заместитель директора Поволжского филиала Института российской истории.

Фазульянова Светлана Николаевна – кандидат социологических наук, доцент Самарского филиала Московского городского педагогического университета.

 

 

Настоящее издание продолжает серию сборников научных трудов Самарской городской общественной организации «Союз молодых учёных», издававшихся в 2002, 2003 и 2006 – 2008 гг. В сборнике рассматривается широкий круг проблем гуманитарных наук. Авторы статей – студенты, магистранты, аспиранты и кандидаты наук – члены СГОО «Союз молодых учёных» и участники открытого регионального молодёжного научного форума «Мир глазами молодых учёных».

Материалы публикуются в авторской редакции, авторы несут полную ответственность за их содержание.

 

Ó Авторы материалов, 2009

Ó СГОО «Союз молодых учёных», 2009


 

 

 

Youth Research Yearbook. Forth edition. Source book based on materials of the open regional scientific forum for young people «World through the Eyes of Young Scientists» under the editorship of Stanislav Repinetskiy, Svetlana Gomonova, Anna Demina, Andrey Kositsin. Samara: Publisher SamNTs RAS, 2009. - 221 pp. ISBN 978-5-93424-422-5

 

 

Editorial Board:

Stanislav Repinetskiy - postgraduate student of Moscow city pedagogical University, acting Chairman of the Board of “Union Of Young Scientists”

Svetlana Gomonova - postgraduate student Samara State Academy of Social Sciences and Humanities, Coordinator of the Section of Humanities of “Union Of Young Scientists”

Anna Dyomina - postgraduate student of Samara State University, supervisor of the Section of Humanities of “Union Of Young Scientists”

Andrey Kositsin -  postgraduate student of Samara State University, research assistant of the Samara literary museum of a name M.Gorky, supervisor of the Section of Humanities of “Union Of Young Scientists”

 

 

Reviewers:
Alexander Repinetskiy - Doctor of Historical Sciences, Professor of Samara State Academy of Social Sciences and Humanities, member of the Academy of Social Sciences, deputy director of Volga Region's Branch of Institute of Russian History.
Svetlana Fazulyanova
- PhD in social sciences, associate professor of Samara branch Moscow city pedagogical university.

 

 

 

Current edition continues the series of collected works of Samara Municipal Fund “Union of Young Scientists” published in 2002, 2003 and 2006 - 2008. In the book a wide range of aspects concerned with Human Sciences is regarded. The authors of the articles (students, postgraduate students and Candidates of Science) are members of  “Union of Young Scientists” and participants of Youth Science Forum «World through the eyes of young scientists».

Materials are edited by the authors. The authors bear full responsibility for the scientific content of their papers.

 

 

Ó Article writers, 2009

Ó Samara Municipal Fund “Union of Young Scientists”, 2009

 
Дорогие друзья! Уважаемые коллеги!              

Гуманитарная секция Самарской городской общественной организации «Союз молодых учёных» представляет Вашему вниманию сборник материалов открытого международного молодёжного научного форума «Мир глазами молодых учёных», который состоялся 14 ноября 2008 года на базе Самарского государственного педагогического университета (ныне Поволжская Государственная Социально-Гуманитарная академия). Форум проходил в рамках празднования 90-летия со дня рождения выдающегося самарского ученого, доктора исторических наук, профессора Соломона Герцевича Басина. С.Г. Басин занимал в академии (тогда ещё педагогическом институте) должности декана исторического факультета и заведующего кафедрой истории СССР, а позднее – кафедры Отечественной истории. В сферу его научных интересов входило изучение рабочего движения Поволжья. Его ученики развивали данную проблематику в научных центрах различных городов региона (Казани, Оренбурге, Пензе, Ульяновске). Мне, как внуку Соломона Герцевича, было особенно приятно принять активное участие в организации юбилейных мероприятий.

Среди участников международного молодёжного научного форума молодые ученые из Москвы, Самары, Белгорода, Калуги, Омска, Пензы, Уфы, Челябинска и Тольятти. Помимо представителей 9 городов РФ в сборнике также приняли участие молодые учёные из Украины (Киева и Симферополя). Работы авторов посвящены проблемам отечественной и всеобщей истории, политологии, социологии, филологии, философии, экономики и юриспруденции. Самые младшие участники форума обучаются на втором курсе, тогда как старшие уже получили степень кандидата наук.

По традиции, коротко расскажу о работе и состоянии «Союза молодых учёных» г. Самары в 2007 – 2008 годах. В настоящий момент в состав организации входят 3 структурных подразделения:

·     Гуманитарная секция (председатель – аспирант Московского Городского педагогического университета С.А. Репинецкий, координатор – аспирант Поволжской Государственной Социально-Гуманитарной академии С.А. Гомонова), ныне в составе секции образованы филиалы Союза:

·     Московский филиал (председатель – С.А. Репинецкий)

·     Тольяттинский филиал (председатель – аспирант и сотрудник Тольяттинского государственного университета И.А. Власенко).

Все эти структуры вместе насчитывают 135 членов, среди которых представители различных городов РФ, стран ближнего и дальнего зарубежья, в том числе Израиля, Молдавии, США, Узбекистана, ФРГ. Количественное и качественное расширение состава Гуманитарной секции непосредственно связано с успешной реализацией ее коллективом ряда серьезных научных и социально-значимых проектов:

1.        Организация и проведение открытого регионального форума «Гражданское общество в борьбе с коррупцией: история и современность» при поддержке гранта СРОО ИЭКА «Поволжье», 2007 г. (см. http://ysa-human.narod.ru/kor-fo.html);

2.        Подготовка и проведение открытого регионального молодёжного научного форума «Межкультурная дистанция и межкультурный диалог в истории и современности» при поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда, 2007 г. (см. http://ysa-human.narod.ru//intercult.html);

3.        Издание иллюстрированной просветительской брошюры «Самара – город всероссийского значения», 2008 г. (при поддержке гранта Комитета по делам молодежи Администрации г.о. Самара).

Отдельно отметим проекты, реализованные в 2007 – 2008 гг. при поддержке грантов Министерства культуры и молодёжной политики Самарской области:

4.        Создание «Электронной библиотеки по истории, археологии, этнографии Среднего Поволжья» на сайтах http://ysa-human.ishimon.net и http://ysa-human.narod.ru/bibl.html;

5.        Создание электронной интерактивной культурно-исторической карты Самарской области на сайте http://samaramapsmu.ucoz.com;

6.        Создание просветительского краеведческого видеоролика «По улицам старой Самары».

Помимо этого Гуманитарной секцией осуществляется выпуск Научного молодёжного ежегодника и других изданий: всего выпущено 6 сборников научных статей (последний из них Вы держите в руках), 2 брошюры (методическая и просветительская) и 1 DVD-диск с фильмом о Самаре. Всего нами опубликовано более 180 работ молодых учёных из 30 городов РФ и ближнего зарубежья в количестве 1850 экземпляров. Эти книги распространяются по библиотекам городов и учреждений всех федеральных округов РФ (через Книжную палату), Израиля и Украины. Подробнее об изданиях Союза см. http://ysa-human.narod.ru/editions.html.

16 января 2009 при активном организационном содействии «Союза молодых учёных» открылся и приступил к работе новый консультативный представительный орган научной молодёжи – Совет молодых учёных при Комитете по делам молодежи Администрации городского округа Самара. Руководство Союза приняло самое активное участие в разработке концепции и Положения о Совете, обеспечивает информационную и организационную поддержку его деятельности.

28 апреля 2009 Тольяттинским филиалом Союза проведён очный тур городского конкурса исследовательских работ школьников «История моей семьи», в котором приняли участие более ста учащихся и педагогов (подробнее см. http://ysa-human.narod.ru/family2009.html).

Деятельность «Союза молодых учёных» получила общественное признание и освещается в региональной прессе – газетах «Волжская коммуна» и «Репортёр». Опыт и достижения нашей организации обсуждались на международных конференциях педагогических работников в Москве (февраль 2008 г.) и молодых учёных в Дубне (июнь 2008 г.) и Смоленске в (ноябрь 2008 г.), а также деятелей общественного сектора на круглом столе в Государственной Думе РФ (Москва, февраль 2008 г.) и на мероприятиях в Самаре и Новокуйбышевске (март 2009 г.). Мы рады любому сотрудничеству со всеми заинтересованными в развитии отечественной науки и рассчитываем на новые совместные достижения. Per aspera ad astra!

 

С глубоким уважением,

Репинецкий Станислав Александрович,

и.о. Председателя СГОО «Союз молодых учёных»,

Первый заместитель председателя Совета молодых учёных
при КДМ Администрации г.о. Самары,

руководитель оргкомитета форума.


Dear Sirs,

Samara Municipal Fund “Union of Young Scientists ” (Section of humanities) presents you a source book based on materials of International Youth Science Forum “World through the Eyes of Young Scientists”, which took place on 14 November 2008 at the Samara State Pedagogical University (now Samara State Academy of Social Sciences and Humanities). The Forum was held as a part of celebration of the 90th anniversary of the birth of prominent Samara scholar Professor Solomon Basin, Doctor of Historical Sciences.

Solomon Basin held an appointment of Dean of Historical Faculty at the Academy (Pedagogical University at that time). He was the Head of the Department of History of the USSR, and later - the Head of the Department of National History. The sphere of his scientific interests included the study of the labor movement in the Volga region. His students developed this topic in the scientific centers of different cities of the Volga region (Kazan, Orenburg, Penza, Ulyanovsk, etc). It’s a great honor for me to take part in organizing the celebration on behalf of Solomon Basin’s grandson.

Among the participants of the International Youth Science Forum there are young scientists from Moscow, Samara, Belgorod, Kaluga, Omsk, Penza, Ufa, Chelyabinsk and Togliatti. The source book includes works of young scientists from Ukraine (Kiev and Simferopol) in addition to works of young scholars from 9 Russian cities. The authors focus on issues of national and universal history, political science, sociology, philology, philosophy, economics and jurisprudence. The youngest participants of the forum are the second year University students, while the senior ones have received the Candidate of Sciences degree.

Let me give you a brief review of the work of the Samara “Union of Young Scientists” that has been done while 2007 - 2008. At the moment the organization includes 3 business units:

• Section of Humanities (presindent - Stanislav Repinetskiy, a postgraduate student of the Moscow City Pedagogical University, Coordinator – Gomonova Svetlana, postgraduate student of Samara State Academy of Social Sciences and Humanities). Currently this section is subdivided into two branches:

• Moscow branch (president – Stanislav Repinetskiy)

• Togliatti branch (president – Igor Vlasenko, a post-graduate student and member of Togliatti State University).

All these structures together comprise 135 members, including representatives of various cities of Russia and abroad (Israel, Moldova, USA, Uzbekistan and Germany). Quantitative and qualitative increase in the membership of the Section of Humanities is directly related to the successful realization of a number of major scientific and socially significant projects

1. An open regional forum conferencing “Civil Society vs. Corruption: recent and present days” supported by regional fund “Povolzhje”, 2007

http://ysa-human.narod.ru/kor-fo.html

2. Regional Youth Science Forum conferencing ““INTERCULTURAL DISTANCE AND INTERCULTURAL DIALOGUE IN RECENT AND PRESENT DAYS” supported by the Russian Humanitarian Scientific Foundation, 2007

http://ysa-human.narod.ru//intercult.html

3. Publication of an illustrated educational brochure “Samara - the city of all-Russian significance” supported by Samara Committee for Matters Concerning Young Persons.

We'd like to mention separately the projectsimplemented in 2007 - 2008, supported by grants of Ministry of Cultural Affairs and Youth Policy of Samara Region:

4. Creation of «Electronic library of the history, archeology and ethnography of the Middle Volga Region»

http://ysa-human.ishimon.net and http://ysa-human.narod.ru/bibl.html

5. Creation of electronic interactive cultural and historic maps of Samara region http://samaramapsmu.ucoz.com

6. Release of educational film «Walking the streets of old Samara».

Apart from this Section of Humanities is responsible for issuing the Youth Research Yearbook and other publications: all in all 6 collections of articles (the latest you are holding in your hands), 2 booklets (methodical and educational) and 1 film about Samara. In total we have published more than 180 works of young scientists from 30 cities of Russia and neighboring countries in the number of 1850 copies. These books are distributed to the city libraries and institutions of all federal districts of Russian Federation, Israel and Ukraine. More information about our editions you may find on our webpage

http://ysa-human.narod.ru/editions.html.

With the active support of the «Union of Young Scientists» a new advisory representational body of young scientists’ affairs, Council of young scientists of Samara municipal Administration Committee for Youth Affairs, was open and set to work on January 16, 2009. Administration of the Union takes an active part in developing the concept and rules of the Council, provides information and organizational support of its activities.

On April 28, 2009 under the guidance of Togliatti branch a face-to-face pupils’ research works competition was held. The topic «The history of my family» attracted more than one hundred pupils and teachers who participated in the conference.

http://ysa-human.narod.ru/family2009.html

“Union of Young Scientists”  activities have received a public recognition and wide press exposure (we are cooperating with such newspapers as “Volzhskaya kommuna” and “Reporter”). Our experience and achievements were discussed at international pedagogical conferences in Moscow (February 2008), at the Young Scientists’ Conference in Dubna (June 2008) and in Smolensk (November 2008), as well as at the meeting of leaders of public sector in the State Duma of the Russian Federation (Moscow, February 2008) and at different sessions in Samara and Novokuybyshevsk (March 2009). We are highly interested in all kinds of cooperation with everyone who is concerned about national science development and hope that together we can achieve more. Per aspera ad astra!

 

Yours sincerely,

Stanislav Repinetskiy

President of Samara Municipal Fund “Union of Young Scientists”,

vice president of Council of young scientists

of Samara municipal Administration Committee for Youth Affairs.


Содержание

Раздел 1. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА: ИХ ПРОЯВЛЕНИЕ И ОСМЫСЛЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВЕ                                                                      

 

Е. В. Гихоренко. Роль республики Казахстан в глобальной системе энергетической безопасности

 

А. А. Косицин. «Слыхали ль вы…»: «Певец» А.С.Пушкина и «Романс» Е.П.Гребенки

 

Д. М. Кузнецов. Проблема перепроизводства потребностей в современном обществе

 

П. С. Линниченко. Пиф как сектор рынка инвестиций современной России

 

А. В. Незнанова, Д. А. Чернышова. Национальное лидерство – феномен преемственности русской монархии или естественное состояние современной русской политики?

 

К. А. Полянский. Культура как одна из глобальных проблем современного человечества

 

О. Н. Стронина. Действующие лица современной истории

 

Е. В. Тарнаруцкая. Поэтика полемического эссе (на материале эссе Б. Гройса «О новом»)

 

Л. В. Фирсова. СМИ как средство распространения псевдоцелительства, магии и оккультизма

 

C. И. Дербенева. Концепт «смерть» и его лингвистическое выражение в стихотворении Г.   Бенна «О ночь».

 

П. Е. Царьков. Компании с многоуровневым маркетингом (MLM) как особая потребительская субкультура.

 

Раздел 2. ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

 

Н. А. Белолипецкая. Образование в Египте через призму английского общественного мнения (1882 – 1906)

 

А. К. Бороздина. Последняя война печенегов с Византией

 

А. С. Быкадорова. Англо-ирландские отношения глазами русских публицистов ХIХ века

 

О. И. Давыдкина. К вопросу об участии мавров в римско-вандальской войне 533 – 534 гг.

 

В. А. Дюкарев. Труд как социалистическая ценность в представлениях древних греков классического периода: историография проблемы

 

А. И. Ерёмина. Идея жизни и смерти в ритуальной культуре древних египтян Возрождения      

 

А. В. Комплеев. Отечественная историография 1970 – 1980 –х гг. о подготовке германского вторжения на Британские острова 

 

О. М. Конорева. «Капитолийская триада»: возникновение и становление в сакральных верованиях древних римлян

 

М. А. Котин. Художественные элементы лепной керамики из погребений некрополя Джург-оба (Восточный Крым)

 

И. С. Ларионов. Энох Пауэлл и проблема «обновленного расизма» в Великобритании (1960 – 1970 – е гг.)

 

Е. В. Литовченко. Античная традиция в трудах Сидония Аполлинария и средства ее трансляции

 

О. В. Ляховская. К истории боспорского города Китей в позднеантичное время

 

А. Д. Морева. Японская оккупация Сингапура в годы Второй мировой войны (по мемуарам Ли Куан Ю)

 

О. В. Носач. Палестинский вопрос в международных отношениях (декабрь 1947 – май 1948 гг.)

 

Г. И. Самойлова. Взгляды чартистов на избирательное право

 

С. В. Черкасова. К вопросу о подготовке Римской республикой антипиратских кампаний в первой трети I в. до н. э.

 

Н. Г. Черкашина. Новые проблемы историографии Ольвии

 

М. С. Шаповалов. Ближневосточные знаменатели Великобритании 1918–19 гг.

 

Раздел 3. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ                                                                      

 

Д. А. Винокуров. Иосифо-Волоколамский монастырь глазами ученого-путешественника XIX века

 

С. А. Гомонова. Организация поволжского районного охранного отделения

 

А. А. Королев. Ислам в СССР (вторая половина 1940 – первая половина 1980-х гг.)

 

А. А. Носков. Влияние полиэтничности на институты самоуправления казачества

 

А. А. Платонова. Модный стандарт эпохи романтизма: модели поведения и предметное окружение

 

С. А. Репинецкий.

Опыт исследования публицистики с применением контент-анализа и компьютерной статистической обработки количественных данных (на материалах российских либеральных журналов преддверья отмены крепостного права)

 

И. А. Соколов. От московских купцов-чаеторговцев к русской культурной элите

 

А. Н. Щендрыгин. Военое дело восточных славян Южной Руси ХIXIII вв.

 

Раздел 4. ТОЛЬЯТТИНСКИЙ ФИЛИАЛ СГОО «СОЮЗ МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ»

 

Д. В. Янчарук. Тенденции развития нижнекамского нефтехимического комбината в 1960 – 1980-е гг.

 

И. В. Сеелев. Государственная идеология в СССР в 1964 – 1985 гг.

 

И. А. Власенко. Жилищно-коммунальное хозяйство России в 1992 – 2008 гг.

 

Д. Л. Решетников.

Общественное движение «Декабрь» в аспекте политической социологии

 

С. А. Репинецкий. По секрету всему свету: материалы о перлюстрации либеральной общественности 1856 – 1860 гг.

 

Т. С. Казакова.

Формирование и характер русской интеллигенции 30-50-х гг. ХIХ века

 

А. В. Рядченко. Социально-психологические особенности взаимодействия этнических мигрантов и полиэтнической среды в самарском Поволжье

 

А. А. Голованов, В. С. Писарева, М. И. Плещёв, И. А. Грачёва.

Изучение дегидратации трет-бутанола со спиртами С25 на сульфокатионитах КУ-2×8 и КУ-23П

 

П. А. Глухов, В. С. Писарева, Г. И. Остапенко.

Ингибирующие составы кислотной коррозии углеродистых сталей

 

К. Ю. Пронин, В. С. Писарева.

Синтез диэфиров на основе адипиновой кислоты

 

Раздел 5. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ                                   

 

О. В. Бажутова. Реагентная обработка осадков сточных вод

 

Г. М. Бикбаева. Глубокая очистка сточных вод на фильтрах-биореакторах

 

А. Е. Иванов. Доочистка на биологических прудах

 

С. Ю. Теплых, П. А. Горшкалев, А. В. Илюшин. Методика определения класа загрязненности железнодорожных станций г. Самара

 

С. Ю. Теплых, П. А. Горшкалев, А. В. Илюшин. Исследование почвы железнодорожных путей загрязненных тяжелыми металлами

 

Н. К. Шешунова. Очистка сточных вод с предприятий железнодорожного транспорта (локомотивное депо)

 

Раздел 6. Художественные произведения

 

C. Дербенева

 

А. Косицин

 

Т. Казакова

 

П. Царьков

 

Раздел 7. Конкурс исследовательских работ «История моей семьи» для школьников г.о. Тольятти и Ставропольского района

 

А. Черепанов. Моя родословная

 

А. Носова. Трагедия холокоста в моей семье

 

К. Руфан. Пусть внуки гордятся, бабуля, тобой!

 

А. Полетаева. Рассказ «Ёлочный шарик»        

 

 

content

Section 1. THE GLOBAL PROBLEMS OF MANKIND: THEIR MANIFESTATIONS AND COMPREHENSION IN SPACE AND TIME                                                                      

 

E. Gikhorenko. The Role of the Kazakhstan Republic in global energy security system

 

A. Kositsin. “Have you heard”: “The Singer” of A.S.Pushkin and “The Romance” of Y.P.Hrebinka

 

D. Kuznetsov. The Problem of overproduction needs in modern society

 

P. Linnichenko.

The Unit investment trust as the sector of investment in modern Russia.

 

A. Neznanova, D.Tchernyshova. The National leadership – phenomenon of the monarchy succession or the natural condition of modern russian policy?

 

K. Polyansky. Culture as one of the problems of modern mankind

 

O. Stronina. Characters of modern history

 

E. Tarnarutskaya. Poetics of polemic essay (using the material by B.Groys “About new”)

 

L. Firsova. The Mass-media as means of distribution of pseudo-healing, magic and occultism.

 

S. Derbenjova. Concept “death” and it’s linguistic presentation in the poem by     G. Benn “O night”.

 

P. Tsarkov. The New religious movements and subcultures in modern Russia: the analysis and methods of studing

 

Section 2. THE GENERAL HISTORY

 

N. Belolipetskaya. Formation in Egypt through the prism of english public opinion.                                                                                        

 

A. Borozdina. The last war between the pechenegs and Byzantium

 

A. Bykadorova. The Anglo-Irish relationship in  russian publicist’s opinion of XIX century 

 

O. Davidkina.The Moors in roman-vandalic war of 533 – 534

 

V. Dyukarev. Labour as social value in representations of the ancient greeks of the Great century: a historiography of a problem

 

A. Eremina. The idea of life and death in ritual culture of the ancient Eguptians

 

A. Kompleev. Home historiography 1970 – 1980-th about preparations of the german invasion in Great Britain. 

 

O. Konoreva. “The Capitol Triad”: occurrence and formation in sacral beliefs of ancient romans

 

M. Kotin. The Artistic elements of the plaster ceramics from tombs of necropolis Jourg-oba (East Crimea)

 

I. Larionov. Enoch Powell and the  problem of “renovated racism” in Great Britain (1960 – 1970)

 

E. Litovchenko. The Ancient tradition in the works of Sidonius Apollinarius and the principal means of its transmission     

 

O. Lyakhovskaya. To the history of bosporian town Cyta at last antiquity

 

A. Moreva. The japanese occupation of Singapore during the Second world war (based on the memoirs of Lee Kuan Yew)

 

O. Nosach. The Palestinian question in the foreign affairs (December 1947 – May 1948)

 

G. Samoilova. Sights of chartists on the suffrage

 

S. Cherkasova. About preparations of Roman republic for military campaigns against the pirates in the first third of I century bc

 

N. Cherkashina.The New problems of Olbia’s historiography

 

M. Shapovalov. The Near-East denominators of the Great Britain 1918 - 19

 

Section 3. History of Russia                                                                       

 

D. Vinokurov. Joseph cloister of Volokolamsk in traveler-scientist’s point of view in XIX century

 

S. Gomonova. The organization of Volga Region regional security department

 

A. Koroljov. The Islam in the USSR (second half 1940 – first half 1980-th)

 

A. Noskov. the Influence of polyethnic on institutes of self-management of Cossacks

 

A. Platonova.  The fashionable standard of an epoch of romanticism: pattern of behavoir and substantial setting.

 

S. Repinetskiy. As a great secret to the entire world: the Materials of a perlustration about the liberal public in 1856 – 1860

 

I. Sokolov. From the moscow tea-treaders to the russian cultural elite

 

A. Shchendrygin. The Military schience of eastern slavs of Southern Russia XI – XIII centuries

 

Section 4. Togliatti branch

 

D. Yancharuk. The Tendency Evolution Nizhnekamsky petrochemical Combine of complementary industrial plants in 1960 – 1980 years

 

I. Seelev. The state ideology in the USSR in 1964 – 1985 years

 

I. Vlasenko. Housing and communal services of Russia in 1992 – 2008 years

 

D. Reshetnikov. Social movement «Dekabr» in the aspect of political sociology

 

T. Kazakova. The Formation and character of russian intelligency in 30-50 years of XIX century

 

A. Ryadchenko. Social-psychological features of interaction of ethnic migrants and poliethnic environments in the Samara Volga region

 

A. Golovanov, V. Pisareva, M. Pleshyov, I. Grachova. Investigation reaction of degidration tert-butanol with alcohol С2-С5 on sulfocationits KU-2×8 & KU-23P

 

P. Gluhov, V. Pisareva, G. Ostapenco. Inhibitors of corrosion carbon steel in acid solutions

 

K. Pronin, V. Pisareva. the synthes dietere on basis adipinic Acid

 

Section 5. THE TECHNICS.                               

 

O. Bagutova. The Processing reagent’s sawage sludge

 

G. Bikbaeva. The Deep purification treatment on filters-bioreactors

 

A. Ivanov. The Additional cleaning on biological ponds

 

S. Teplyh, P. Gorshkalev, A. Iljushin. Technique of definition of the class of impurity of railway stations of the city of Samara

 

S. Teplyh, P. Gorshkalev, A. Iljushin. Investigation of soil of tracks polluted by heavy metals     

 

N. Sheshunova. Waste treatment from the enterprises of a railway transportations (locomotive depot)

 

Section 6. art work:

 

S. Derbenjova

 

A. Kositsin

 

T. Kazakova

 

P. Tsarkov

 

Section 7. Pupils’ research works competition was held. The topic «The history of my family».

 

 

 


Раздел 1. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА: ИХ ПРОЯВЛЕНИЕ

И ОСМЫСЛЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВЕ

 

Роль Республики Казахстан в системе

 глобальной энергетической безопасности

Е. В. Гихоренко, Студент. Институт  истории и международных отношений СГУ им. Н.Г.Чернышевского

Статья посвящена анализу внешнеполитического курса Республики Казахстан при осуществлении энергетической политики государства, изучению сотрудничества Республики Казахстан и Российской Федерации в сфере ТЭК, исследованию ключевых моментов, касающихся вопросов строительства Прикаспийского газопровода как одного из наиболее крупных совместных проектов России и Казахстана.

 

ROLE OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN IN GLOBAL

 ENERGY SECURITY SYSTEM

E. Gikhorenko, 5th year of the Institute of history and international relations,

SSU after N.G.Chernyshevskiy

The main purpose of the given investigation is analyzing foreign policy of the Republic of Kazakhstan while completing energetic policy of the state, studying of cooperation between the Republic of Kazakhstan and the Russian Federation in sphere of fuel-energy complex, research of the main questions of Near-Caspian gas pipeline construction as one of the most important joint projects of Russia and Kazakhstan.

В настоящее время наблюдается все возрастающий интерес мирового сообщества к центральноазиатскому региону, и, в частности, к Республике Казахстан. Казахстан имеет большое значение для мирового сообщества в связи с проблемами глобальной энергетической безопасности. Тем не менее, в условиях многополярного мира интересы различных государств неизбежно противоречат друг другу, и в последнее время Казахстан нередко становится ареной подобных столкновений.

Обнаружение огромных запасов углеводородов в Прикаспийском регионе и последовавший рост их добычи превратил страны региона в арену столкновения интересов ведущих мировых и региональных держав. Все они после распада СССР начали прилагать неимоверные усилия, чтобы замкнуть перспективные углеводородные потоки на себя. Ставки в этой борьбе оказались высокие: ожидается, что в ближайшей перспективе Каспийский регион станет крупнейшим экспортером углеводородов после Персидского залива. Особенно острым противоборство оказалось между Россией, претендующей на роль главной региональной державы, и парой ЕС-США, стремящейся создать альтернативные нашей стране маршруты доставки углеводородов из Каспийского региона в Европу[1].

К настоящему времени сформировались два конкурирующих проекта экспорта газа из Центральной Азии: Прикаспийский газопровод через территорию России, и Транскаспийский – в обход России. Работа над проектом Транскаспийского газопровода началась в 1996 году по инициативе США, объявивших Черноморско-Каспийский регион зоной своих стратегических интересов и приступивших к созданию новой архитектуры трубопроводов, обходящих территории России и Ирана. Для этой цели был создан консорциум PSG, в который вошли компании General Electric, Bechtel National и Shell. Завершить строительство газопровода, по которому ежегодно планировалось экспортировать 16 млрд куб. м газа в Турцию и 14 млрд – на европейские рынки, предполагалось в 2002 году. Однако в 2000 году работа над проектом была остановлена, поскольку сторонам не удалось договориться об условиях строительства. В последние годы осуществление Транскаспийского проекта как логического продолжения инициированного в 2002 году газовыми компаниями Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Турции газопровода Nabucco стали лоббировать Евросоюз и страны ГУАМ[2]. В начале 2006 года Турция и Туркменистан вернулись к обсуждению идеи Транскаспийского газопровода, затем о желании подключиться к переговорам заявил Азербайджан. Проявил заинтересованность в проекте и Казахстан. В начале 2007 года Баку, Астана и Ашхабад обсуждали возможности совместных поставок газа через территории Азербайджана, Грузии и Турции. Предполагается, что по Транскаспийской магистрали (в модификации Nabucco) в страны Евросоюза будет поступать природный газ из Центральной Азии. Западная часть магистрали пройдет от западной границы Грузии через Турцию, Болгарию, Румынию, Венгрию в Австрию. Для реализации проекта необходимо строительство участка трубопровода по дну Каспийского моря от г. Актау (Казахстан) до г. Баку (Грузия). К этому газопроводу возможно подключение и идущей из Ирака и стран Персидского залива южной ветки. Проектная мощность газопровода предполагается на уровне 26–32 млрд куб. м газа в год. Реализация проекта с первоначальной стоимостью около 6 млрд долларов (в процессе осуществления возможно увеличение этой суммы на 40–60%) планируется к 2012 году. По-видимому, ранее Вашингтону и Брюсселю такие затраты не представлялись оправданными, но рост стоимости энергоресурсов и столкновение с политическими амбициями Москвы изменили взгляд на проблему.

Что же касается проекта Прикаспийского газопровода, он по своей сути является частью формализации идеи бывшего президента РФ Владимира Путина о создании регионального газового союза в рамках постсоветского пространства.  Еще в 2002 г.  на встрече с тогдашним президентом Туркмении Сапармуратом Ниязовым Путин предложил среднеазиатским странам объединиться с Россией в «евразийский газовый альянс». Кроме того, в союз планировалось включить страны, по территории которых газ транспортируется в Европу. Альянс должен был координировать объемы добычи голубого топлива, строительство трубопроводов, тарифы на прокачку и ценовую политику. Создание подобной организации с участием Белоруссии, Казахстана, России, Туркмении, Узбекистана и Украины позволяло контролировать около 50% мировых запасов газа. Однако тогда идея Путина не нашла поддержки у возможных участников альянса[3].

С течением времени в политике постсоветских государств, связанной с добычей и экспортом голубого топлива, произошли значительные изменения. В настоящее время энергетический рынок и его стабильность имеет большое значение для успешного функционирования всей мировой экономики. Нефтегазовая промышленность сегодня – одна из приоритетных отраслей промышленности Казахстана. Согласно данным Государственной комиссии РК по запасам, извлекаемые запасы газа с учетом новых месторождений на Каспийском шельфе составляют более 3 трлн куб. м, а потенциальные ресурсы оцениваются в 6–8 трлн куб. м. Объем валовой добычи в 2006 году составил 27 млрд куб. м (производство товарного газа – 14,8 млрд куб. м). Ожидается, что в среднесрочной перспективе этот объем может быть удвоен[4]. Таким образом, Казахстан относится к немногочисленному числу государств, имеющих высокий потенциал дальнейшего развития своих энергетических ресурсов.

Поскольку Казахстан является сегодня важным элементом системы глобальной энергетической инфраструктуры, перед государством встает задача обеспечения стабильных и безопасных маршрутов экспорта углеводородного сырья на мировые рынки. В то же время страны импортеры центральноазиатского газа (и Россия, и старающаяся снизить энергозависимость от нее Европа) нуждаются в диверсификации маршрутов трубопроводов. Рынок подталкивает Республику Казахстан к одновременной игре на нескольких шахматных досках. Таким образом, какие-то из альтернативных схем, несомненно, будут реализованы.

11 – 13 мая 2007 года в Польше состоялся энергетический саммит так называемой пятерки (Польша, Украина, Азербайджан, Грузия, Литва), где стороны планировали договориться о строительстве Транскаспийского газопровода, по которому азиатский газ мог бы поступать в Европу в обход России, и который поддерживают США. На саммите должен был присутствовать и Н. Назарбаев. Казахстан — безусловный лидер по объемам и темпам добычи каспийских углеводородов, которая располагает и будет располагать значительными объемами «непристроенной» к трубопроводам нефти и газа. Так что именно от этой страны в значительной степени будет зависеть судьба запускаемых в Каспийско-Черноморском регионе проектов[5]. Но накануне открытия энергетического форума в Польше, посвященного поиску альтернативных российским источников нефти и газа, Москва перешла в решительную контратаку. 10 мая 2007 г. начался официальный визит президента России В. В. Путина в Казахстан и в Туркменистан.

Лейтмотивом переговоров глав России, Казахстана и Туркмении в ходе майского турне по Центральной Азии Владимира Путина стала идея о необходимости установления контроля производителей над потоками углеводородов в Евросоюз. По итогам переговоров на высшем уровне была подписана Совместная декларация Президента Республики Казахстан, Президента Российской Федерации и Президента Туркменистана о строительстве Прикаспийского газопровода[6] мощностью 10 млрд кубометров, а также о расширении и модернизации трубопроводной системы Азия-Центр, связывающей между собой упомянутые страны. При участии президента Узбекистана стороны также подписали Совместную декларацию о развитии газотранспортных мощностей в Центральной Азии[7]. Об этом лидеры трех стран заявили по итогам саммита в городе Туркменбаши. Это событие стало главным итогом центральноазиатского турне В. Путина.

«Запад потерпел поражение от Путина в состязании за энергетические богатства Центральной Азии», «Газовая победа» — так зарубежная и российская пресса оценила итоги поездки Владимира Путина по странам Центральной Азии[8].  «План Москвы одержал верх над европейскими и американскими планами» в Азии – оценивает заключенные соглашения газета The Washington Times. Издание приводит слова министра промышленности и энергетики России Виктора Христенко о проекте лоббируемого Западом Транскаспийского трубопровода: «Те риски, которые существуют – технического, правового, экологического характера – настолько велики, что найти реального инвестора, если это не политический проект... невозможно»[9]. Серьезные договоренности и громкие заявления касались главного богатства региона — нефти и газа. Они укрепили позицию России в качестве основного посредника по доставке среднеазиатских углеводородов на мировой рынок. Но действительно ли так весома и окончательна эта победа?

В тот же день, когда было подписано трехстороннее соглашение о Прикаспийском газопроводе, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов заявил, что его страна не отказывается от планов строительства Транскаспийского газопровода: «Это всемирный процесс диверсификации экспортных маршрутов. Данный проект не снят полностью с повестки дня»[10]. На это и другие подобные заявления лидеров центральноазиатских государств обращают особое внимание российские эксперты при оценке достигнутых договоренностей о строительстве Прикаспийского газопровода.

По мнению генерального директора Совета по национальной стратегии Валерия Хомякова, «выгоды наших азиатских партнеров от этих договоренностей очевидны. Главное, что Казахстан и Туркменистан получают доступ к достаточно дешевой газотранспортной системе. К тому же они понимают, что лучше иметь дело со старым другом, чем искать новых, и гарантировать себя таким образом от возможных неожиданностей. Такое понимание, кажется, пришло и к президенту Туркменистана. Но Бердымухаммедов - молодой, активный игрок. И наверняка еще будет пытаться влиять на Россию, оказывать давление, желая получить какие-то преференции»[11]. В то же время директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин считает, что по крайней мере Туркмения остается заинтересованной и в Транскаспийском газопроводе, и в Nabucco. Именно по этим магистралям будет самым выгодным для страны экспортировать свой газ, так как затраты на транзит будут ниже, чем на маршруте через Россию, считает он. При этом если у Туркмении и возникнет избыток газопроводных мощностей, отмечает эксперт, то, во-первых, он будет создан за чужой счет, а во-вторых, предоставит среднеазиатскому производителю свободу маневра и сильный аргумент в переговорах с покупателями газа. Г-н Корчемкин также добавил, что казахстанский участок Прикаспийского газопровода сможет работать и в реверсивном режиме для поставки казахского газа в Транскаспийскую магистраль[12].

В отличие от Туркменистана, лидер РК прямо заявляет о своей поддержке проекта. В интервью президента Казахстана РИА Новости Н. Назарбаев говорит о том, что «сотрудничество между Казахстаном и Россией в нефтегазовой сфере  носит стратегический характер, а взаимные обязательства являются масштабными и долгосрочными»[13]. Он оценивает двустороннее взаимодействие в энергетической сфере очень позитивно. «И вполне закономерно, - продолжает лидер Казахстана, - что Казахстан и Россия готовы тесно сотрудничать по газовому транзиту, о чем свидетельствуют подписанные в г. Туркменбаши декларации о строительстве Прикаспийского газопровода и развитии газотранспортных мощностей в Центральной Азии. О перспективах создания газового консорциума Россия-Казахстан-Туркменистан можно говорить в контексте создания единого оператора по управлению работой Прикаспийского газопровода»[14]. Казахстан рассматривает Россию как партнера, а не как конкурента. Тем более что и для Казахстана, и для России диверсификация экспортных направлений и освоение новых рынков является необходимостью и важной целью.

Подписание 20 декабря 2007 года соглашения «О сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода» стало очередным политическим успехом Москвы в Центральной Азии[15]. Документ, подписанный в рамках совместной Декларации президентов России, Туркмении и Казахстана от 12 мая 2007 года, определяет общие вопросы разработки ТЭО проекта, создание компании–оператора строительства и эксплуатации газопровода. По словам главы Минпромэнерго России Виктора Христенко, сооружение газопровода должно начаться во второй половине текущего 2008 года и закончиться не позднее конца 2010 года[16].

Переводя проект строительства Прикаспийского газопровода в практическую стадию, Москва резко снижает шансы на реализацию идеи Транскаспийского трубопровода и добивается серьезного успеха в продвижении своих интересов как поставщика газа в страны ЕС. «С экономической точки зрения он (Прикаспийский газопровод) намного обоснованнее других проектов. Ведь речь может идти в том числе и о расширении уже действующих трубопроводных систем, не справляющихся с необходимыми объемами газа. К тому же это не изолированный проект», - заявил в этой связи первый заместитель министра иностранных дел РФ Андрей Денисов в интервью газете «Время новостей»[17].

Практическая ценность Прикаспийского проекта находится скорее в сфере стратегии, чем в сфере маркетинга газа. Безусловно, Прикаспийский газопровод имеет ряд преимуществ по сравнению с Транскаспийским. В частности, расстояние транзита центрально-азиатского газа в Европу через РФ почти вдвое короче. В то же время Транскаспийский газопровод уязвим с точки зрения безопасности, тогда как газотранзит через Россию лишен политических рисков. Главным вопросом, который волновал широкие общественные и политические круги как России, так и Казахстана в начале 2008 года была возможность изменения внешнеполитического курса Российской Федерации и ее энергетической политики после президентских выборов 2 марта 2008 г. Но в последнее время становится очевидна тенденция вновь избранного Президента РФ Д. Медведева к сохранению текущего положения дел и интенсификации взаимоотношений России со странами СНГ, в частности, с Казахстаном.

Государственный визит Президента Российской Федерации Д. Медведева в Республику Казахстан состоялся 22 мая 2008 г. Его итоги продемонстрировали готовность двух государств и в дальнейшем развивать взаимовыгодное сотрудничество. «Визит в Казахстан - не случайность, а демонстрация вектора нашего сотрудничества, особых, доверительных, братских отношений, которые сложились между Россией и Казахстаном, - сказал глава Российского государства на встрече с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. - Визит в Казахстан - доброе продолжение того, что сделали за последние годы Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев»[18].

На совместной пресс-конференции по итогам российско-казахстанских переговоров Президент РК Н. Назарбаев заявил о том, что этот визит является подтверждением высоких политических и экономических отношений между двумя странами, близости двух государств по всем параметрам взаимоотношений: в политике, в экономике, в культурных связях и на международной арене. На языке дипломатии это означает приоритетно-союзнические отношения между народами и государствами[19]. Лидеры двух государств отметили также, что эффективно развивается сотрудничество России и Казахстана в области энергетики; этот блок вопросов лежит в основе сотрудничества двух стран. Имея в качестве предложений альтернативные маршруты транспортировки собственного сырья, Казахстан все-таки ориентируется на трубопроводные возможности России. Россия же всячески поддерживает в этом стремлении Казахстан. В совместном заявлении по окончании переговоров лидеры России и Казахстана отметили, что Россия и Казахстан исходят из экономической целесообразности в вопросах сотрудничества в сфере добычи и транспортировки углеводородных ресурсов на мировые рынки[20]. В процессе переговоров стороны обсудили проблемы топливно-энергетического комплекса, в том числе такие крупные инфраструктурные проекты, как строительство Прикаспийского газопровода, трубопровод «Средняя Азия – Центр», расширение его мощностей. На итоговой пресс-конференции  Д. Медведев подчеркнул, что стороны договорились держать этот проект в зоне совместного внимания[21].

Таким образом, состоявшийся визит Президента Российской Федерации Д. Медведева в Казахстан продемонстрировал неизменность внешнеполитических приоритетов двух государств, их готовность и в дальнейшем развивать союзнические отношения. Проанализировав геополитическое положение Республики Казахстан, внешнеполитический курс государства и внешнеэкономические отношения республики в сфере энергетики, можно сделать следующие выводы.

В настоящее время Республика Казахстан приобретает все больший вес на международной арене и начинает рассматриваться участниками международных отношений в качестве значимого актора. Последние тенденции в области международного энергетического сотрудничества показывают заинтересованность ведущих мировых держав, преимущественно западных,  в импорте нефтегазовых ресурсов из Казахстана, что во многом связано с курсом на диверсификацию маршрутов энергоресурсов и усилением энергетической зависимости Европы от России.

Тем не менее, изучив внешнеполитическую деятельность России и Казахстана,  становится очевидна высокая степень доверия России со стороны Республики Казахстан и ориентированность Казахстана на Россию при решении ключевых вопросов внешней политики государства. Договоренность о строительстве Прикаспийского газопровода явилась одним из таких стержневых моментов. Таким образом, можно сделать вывод, что Казахстан пока не стремится конкурировать с Россией в сфере экспорта своих энергоносителей и остается верен принципам добрососедства и стратегического партнерства с Российской Федерацией.

 

«СЛЫХАЛИ ЛЬ ВЫ…»: «ПЕВЕЦ» А.С.ПУШКИНА И «РОМАНС» Е.П.ГРЕБЕНКИ

А. А. Косицин, Аспирант. Самарский государственный университет

Статья посвящена проблеме влияния творчества А.С.Пушкина на художественное сознание Е.П.Гребенки. Стихотворение "Романс" рассматривается как художественный ответ Гребенки на идею, развитую Пушкиным в стихотворении "Певец". Исследуя поэтику двух стихотворений, А.Косицин находит сходство и различие в структуре и художественной идее каждого из них.


“HAVE YOU HEARD…”: “THE SINGER” OF A.S.PUSHKIN

AND “THE ROMANCE” OF Y.P.HREBINKA

A. Kositsin, Postgraduate оf Samara State University

The article is devoted to the problem of creativity influence of A.Pushkin on art consciousness of Y.Hrebinka. The poem "Romance" is considered as the artistic response of Hrebinka to Pushkin's idea, developed in a poem "Singer". Investigating the poetics of two poems, A.Kositsin finds similarity and distinction in structure and art idea of each of them.

Пушкин был для Гребенки, как и для большинства молодых литераторов 1820-х – начала 1830-х гг., авторитетом в поэзии. Восхищение Пушкиным как великим мастером слова и его «неземным» поэтическим гением Гребенка вложил в уста героя повести «Записки студента» (многие исследователи творчества писателя указывают на ее автобиографический характер[22]): «И есть люди, которые не понимают поэзии!?. Бедные, жалею о вас: вы не знаете лучшего наслаждения в жизни! Вы не понимаете ни Жуковского, ни Шиллера, ни Байрона, ни Пушкина, великого Пушкина! <…> Плачьте о вашем невежестве и дивитесь этим именам как проявлению неба на земле…»[23]. Так говорит о Пушкине гребенковский герой.

Эти строки Гребенка написал – предположительно – вскоре после гибели поэта (поскольку в 1838 году они были уже опубликованы[24]).

К сожалению, не сохранилось никаких писем Гребенки конца января – начала февраля 1837 года. В период, связанный со смертью Пушкина, когда это событие общественность активно обсуждала, Гребенка мог высказаться кому-либо в частном письме о своем отношении к Поэту и к его творчеству. Однако что им было сказано по этому поводу – теперь мы можем только гадать. Все, чем мы сегодня располагаем – это скупые – хотя, надо признать, довольно интересные – упоминания о смерти Пушкина в письме к Н.М.Новицкому от 16 февраля 1837 года, в котором Гребенка пишет: «Пушкин в конце генваря убит одним мерзавцем Дантесом – но это старо, и вы, верно, знаете из газет и частных писем. На похороны Алек[сандра] Сергеевича государь пожаловал 10 000 и его жене 5 000 ежегодно пенсиона»[25], а также в ответном письме Ершова к Гребенке от 5 марта 1837 года со словами: «Извещаете Вы о смерти Пушкина, о чем мы здесь и по газетам знаем, а не пишете, отчего и как и когда и где и при какой помощи. Пожарский же Вас умнее. Он рассказал всю подноготную, да только, прах его возьми, прибавил к концу, что это может и не так. Напиши же, моя Гребеночка, все что знаешь»[26]. Каков был ответ Гребенки на просьбу Ершова теперь также неизвестно.

Оба этих эпистолярных фрагмента, при всей их ценности и любопытности, к сожалению, не дают нам материала для того, чтобы понять отношение Гребенки к пушкинскому гению; в них нигде не звучит мысли о том, какое влияние на Гребенку оказал Пушкин. Однако увлечение Гребенки-юноши Пушкиным, перевод на родной малороссийский язык «Полтавы»[27], следы «пушкинофилии» в его художественных произведениях – все это приводит нас к проблеме преемственности Гребенка ← Пушкин, а именно – к влиянию творчества Пушкина на художественное сознание Гребенки. Надо сказать, влияние такое очевидно. Наиболее зримо оно проявляется в раннем творчестве Гребенки, когда выстраиваемый им художественный мир наиболее подражателен, зависим от пушкинской поэтики. Речь идет, прежде всего, о зависимости поэтической картины мира Гребенки от поэтической художественной системы Пушкина. Но произведения раннего Гребенки, хотя они и несут отпечаток пушкинского слога, в полной мере подражательными не являются. Они, скорее, представляют собой факт идейной полемики Гребенки со своим «кумиром».

Ярким примером такого рода спора Гребенки с Пушкиным является стихотворение «Романс» (1834), опубликованное в 1835 году[28]. В этом произведении на фоне эпохи (позже названной историками литературы «пушкинской») читатели-современники вряд ли искали что-то принципиально-авторское, такое, что выдавало в нем Гребенку; напротив, в «Романсе» современники встречали уже знакомые принципы поэтики, какие они видели в поэзии Пушкина.

«Романс» – «пушкиноцентричное» произведение. Ориентация его на конкретное стихотворение Пушкина – «Певец» – очевидна с первой строки[29]. Первый стих «Романса» формально (ритм, размер, сочленение частей речи) – чисто «пушкинский»[30]. В целом, метрическая система стихотворения Гребенки обнаруживает незначительное сходство с «Певцом», ритм которого жестче и выдержаннее, чем ритм «Романса». Важным отличием «Романса» от «Певца» является перекрестная система рифмовки (abab), вступающая в диссонанс с кольцевой рифмической структурой пушкинских строф (abba-). Первая строфа «Романса» имеет характерное отличие от последующих строф в сфере звукописи. Она, подобно «Певцу»[31], закольцована, но округлость формы здесь выражается не в типичном повторении начального комплекса частей речи в конце строфы, а в созвучии начального вопросительного комплекса «слыхали ль вы» с последним словом строфы – существительным «соловей». Содержательно-синтаксический же план первых строф обоих стихотворений обнаруживает много общего. И в «Певце», и в «Романсе» первая строфа представляет собой обращение с просьбой, рассчитанной на аудиальное восприятие: и там, и там нас прежде всего спрашивают о звуках – «гласе певца любви» («Певец») и «песне соловья» («Романс»), и там, и там называются источники звуков – «певец любви» и «соловей» (птица-певец), поющий, «склонясь на грудь подруги скромной». Ключевые слова первой строфы «Романса» имеют проекцию на ключевые слова первой строфы «Певца». Между певцом любви («Певец») и соловьем, поющим для скромной подруги («Романс»), также усматривается – если не прямая, то, безусловно, косвенная – ассоциативная связь[32].

Ключевым (знаковым) словом первой строфы «Певца» оказывается слово «печаль». В нем заключается генеральный смысл пушкинского произведения (и это то самое слово и тот самый принципиально важный для пушкинского стихотворения смысл, которого нет в «Романсе» Гребенки). Недаром в «Певце» есть строка, повторяемая автором с настойчивой периодичностью в каждой из строф: «Певца любви, певца своей печали». Этот стих (второй для каждой строфы стихотворения) акцентирует постулат «любовь есть печаль» и буквально «пропитывает» печалью все произведение в целом – с начала до конца.

Другим важным отличием «Романса» от «Певца» является отсутствие фабулы. В «Романсе» нет фабулы, потому как нет логической причинно-временной последовательности событий. Стихотворение Гребенки представляет собой сюжет мысли автора, построенный на ряде ассоциаций[33]. Чтобы высказать мысль о том, что любовь есть радость, автору требуется развернуть перед читателем ряд разнохарактерных картин, а затем связать их в акте «разоблачения», дав в итоге картину, вскрывающую генеральную идею, и указав тем самым на ничтожность вышеозначенных картин перед «лицом» последней, утверждающей концепцию, картины. Контраст, образующийся при сцеплении картин за счет опровержения заключающихся в них смыслов, должен, по мысли автора, оттенить предшествующие картины, выделив на фоне их «ничтожности» тот генеральный смысл произведения, ради которого оно существует. Таким образом, «Романс» строится по принципу контраста: автор выдвигает тезис с целью его опровержения. В I строфе нам преподносится песня соловья, во II строфе – рассвет, в III строфе – девушка, которая, робея, говорит «Люблю», и, наконец, в IV строфе – любовь, воплощенная в образе девушки, ее признания и происходящего при этом волнения ее души, выраженного в «горении пурпура» (которое «ярчей огня востока») на ее щеках. Конец IV строфы – «Он дух живит, он мысль несет высоко / И красит дни земного бытия» – завершает основную мысль стихотворения, делая ее утвержденной в сюжете. Идея находит свое оформление в повествовательной структуре предложения после ряда вопросительных предложений, с одной стороны, и в позиции последнего, конечного, предложения, с другой.

Таким образом, в основе «Романса» лежит спор с идеей о том, что любовь порождает душевное уныние, тоску. Именно эту идею развивает Пушкин в своем стихотворении, ставящем перед читателем вопрос о сочувствии с его стороны герою произведения: «Вздохнули  ль вы?»[34] На этот вопрос «Романс» дает свой ответ. Эти два стихотворения могут быть рассмотрены в системе «теза-антитеза». Если Пушкин выдвигает тезис «любовь – печаль» (при этом необходимо отметить, что слово «печаль» – единственное слово, встречающееся во всех трех строфах его стихотворения и ни разу не встречающееся в стихотворении Гребенки), то Гребенка опровергает его обратным тезисом «любовь – радость». Если в пушкинском художественном мире услышавший «глас любви» взамен получает «потухший взор», то в художественном мире Гребенки этот «голос» «дух живит», «мысль несет высоко / И красит дни земного бытия». Гребенка показывает в «Романсе» наполненную любовью радость жизни, скрашивающую земное существование. Потому разные смыслы заключают образы слезы, встречающиеся у обоих поэтов. Если у Пушкина «слезы» стоят рядом с «тихим взором, исполненным тоской», то у Гребенки «слеза» находится рядом с «пурпуром на щеках», и если герой «Певца» плачет от горя, то у героини «Романса» глаза слезятся от радости. Таким образом, у Пушкина слезы – (при)знак («следы») тоски, а у Гребенки слеза – (при)знак радости.

Истоки идейного расхождения с пушкинским «Певцом», лежащего в основе «Романса» Гребенки, коренятся в природе литературной эпохи 1830-х годов, когда при создании многих стихотворений определенную роль играл литературный импульс, с одной стороны, и была велика значимость пушкинского слова и – следовательно – закономерна реакция на него, с другой стороны. Ведь, как известно, литературным импульсом (т.е. сознательной рецепцией) для большинства (если не для всех) поэтов являлось в то время творчество раннего Пушкина, вокруг которого назревал «идеологический спор». Своим стихотворением Гребенка ответил Пушкину. Его «Романс» сознательно соотнесен с пушкинским «Певцом» как отрицание мысли его автора о том, что любовь способна явиться источником внутреннего дискомфорта, душевного уныния, тоски. Поэтому в противовес логическому, интеллектуальному, стихотворению Пушкина, Гребенка ставит «красочное», содержащее яркие образы, стихотворение, цель которого – объяснить на образах, что есть любовь. Задача «Романса» в том, чтобы чувство было почувствовано, тогда как задача «Певца» – чтобы чувство было понято. Эти два произведения, имеющие, как выше было отмечено, некоторую формальную (структура вопрошания) и содержательную (тема любви) общность, антонимичны друг другу, как по форме, так и по содержанию. Они представляют собой «идеологический спор», в котором одно произведение оспаривает идею, заложенную в другом. Автор «Романса» – Гребенка – выступает в своем художественном сочинении в качестве оппонента Пушкина.

Путь пушкинского «Певца» – это путь от слушания к видению и познанию цели (душевного уныния, тоски). Герой «Певца» сначала «слышит» тоску, затем «видит» ее и – вслед за тем – «проникается» ею. Путь «Романса» – окольный: чтобы пройти к цели и признать любовь в качестве душевной радости, необходимо миновать ряд несвязанных, но косвенно относящихся к ней «препятствий». Иными словами, чтобы в итоге проникнуться «истинной радостью», нужно сначала узнать (услышать/увидеть) «радость ложную», на фоне которой впоследствии «радость истинная» способна будет стать очевидной и узнанной. В основе «Романса» Гребенки лежит идея любви как источника радости, и радость эту автор являет поочередно то в слушании трели соловья, то в чуде рассвета («рождении» солнца), то в румянце на щеках влюбленной девушки. Связь строф в «Романсе», осуществляемая посредством поэтических ассоциаций, делает стихотворение цельным, оправдывает наличие в нем тех или иных образов, связывая их между собой. Образ «солнечного румянца», возникающий во II строфе стихотворения, находит отражение в III строфе, где речь идет о «пурпуре», горящем на щеках влюбленной девушки, а в IV строфе оба образа – рассвета и девичьих щек – сталкиваются и противопоставляются друг другу («Не правда ль, тот огонь ярчей огня востока…?»): «тот огонь» – это «пурпур» на девичьих щеках, а «огонь востока» – тот самый «пожар Авроры», который описан во II строфе. В сравнение и противоборство в «Романсе» вступают также образы красы-девицы и соловья. Голос (15-й стих), который, робея, говорит «Люблю», противопоставляется песне соловья (4-й стих). Стоит также обратить внимание на то, что слово «голос» встречается в «Романсе» лишь однажды – в 14-ом стихе, а слово «люблю», производимое этим «голосом», стоит в 10-ом стихе, и тем не менее мы четко связываем эти два слова – существительное «голос» и глагол «люблю» – с образом влюбленной девушки, противопоставляемой песне соловья. В пушкинском «Певце» «любовь» и «голос» также сопрягаются в «гласе певца любви». Так, у Гребенки стихотворение оказывается, как и у Пушкина, о голосе любви, только этот голос в «Певце» и «Романсе» выражает различные, антонимические, смыслы – печаль и радость.

Таким образом, сравнение «Романса» с пушкинским «Певцом» выявляет спор (концептуальное размежевание) Гребенки с Пушкиным.

 

ПРОБЛЕМА ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА ПОТРЕБНОСТЕЙ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Д.М. Кузнецов, Аспирант. Самарский государственный университет

В статье анализируется возможность бесконечного возрастания человеческих потребностей, а также факторы их ограничения в современном обществе.

 

PROBLEM OF OVERPRODUCTION OF NEEDS FOR MODERN SOCIETY

D. Kuznetsov, Postgraduate оf Samara State University.

There is the analysis of the infinite increase possibility of human needs as well as the limit factors of them.

Современное общество рассматривается многими современными социальными философами (важнейший вклад в разработку этого понимания внес, в частности, Жан Бодрияр), а также представителями других общественных наук – социологами и экономистами, как общество потребления. В классической парадигме обществоведения товары и услуги производятся для удовлетворения потребностей потребителей, причем первые всегда конечны, а вторые считаются бесконечными и возрастающими (такова человеческая природа). В современном обществе, как представляется его теоретикам, эти отношения перевернуты. Благодаря колоссально возросшей производительности труда возможность производства товаров и услуг во многих областях начинает превышать потребности, поэтому в современной экономике не потребность создает товар или услугу, а напротив, товар или услуга при помощи определенных механизмов (прежде всего маркетинг и реклама) создает потребность. Можно сказать, что производство потребностей становиться важнейшей отраслью современной экономики, а потребление товаров и услуг уже не связанно жестко с нуждами человека, представленными на нижних этажах пирамиды Маслоу. Потребление, как показал Бодрияр, становиться чисто символическим актом. Многие социальные философы и экономисты считают, что переход к символическому потреблению окончательно решил проблему кризиса перепроизводства классического капитализма, кроме того, переход к символическому потреблению означает увеличение доли потребления услуг и, так сказать “нематериальных вещей” (например, фильмов, компьютерных игр), что снижает нагрузку на окружающую среду.

Фундаментом этой веры в окончательное преодоление перепроизводства является идея неограниченности человеческих потребностей. Если физические потребности человека ограниченны и довольно легко удовлетворяются, то потребности высшего уровня могут возрастать неограниченно, как неограниченно и символическое потребление.  На наш взгляд, такая точка зрения нуждается в существенной корректировке, которая может привести к интересным выводам, касающимся всего общества в целом. Наши тезисы сводятся к следующему.   

1. Возможность производства новых потребностей действительно практически неограниченна, вследствие возможности бесконечной модификации базовых потребностей пирамиды Маслоу (гастрономия может бесконечно разнообразить удовлетворение потребностей в пище, мода – потребностей в одежде и т.д).

2. Непосредственно возможность потребления для человека ограничены. Главный ограничителем является время (в сутках 24 часа, человек должен спать и есть), затем следуют физические особенностями человеческого организма (нельзя бесконечно удовлетворять потребность в еде, сексе - наступает насыщение), и особенностями восприятия (в единицу времени можно воспринять определенное конечное количество информации определенной интенсивности). Именно эти ограничения выражает закон убывающей предельной полезности, который современная реклама отчасти научилась обходить при помощи символического потребления (чем еще можно объяснить тот факт, что американский гражданин в среднем меняет автомобиль раз в три года, при том, что вполне технически возможно произвести автомобиль, на котором можно ездить 10 лет и более). Однако, как мы считаем, причины ограниченной возможности человека к потреблению этим далеко не исчерпываются.  

3. Символическое потребление также ограниченно. Возможность потребления символов для человека ограниченна его культурой и ментальностью, возможностями того символического языка, которым он “владеет”. Человек должен “понимать” тот символ, которые он приобретает, что требует от него определенного уровня культуры. Современная реклама работает, как правило, “под культурой” на уровне архетипов бессознательного и общим ментальным стереотипам (апеллируя например, к сексуальности, в том виде, в котором она живет в данной культуре). Но этот язык также является конечным. Если все производители аппелируют к сексуальности, то выбор опять становится невозможным, и для успешного сбыта надо показать, что твой товар еще более сексуален, чем другие. Вот это “еще более” требует введение дополнительной символической надстройки.

4. Основная проблема в том, что, как правило, чем “сложнее” и дороже товар, тем больший уровень символического, нематериального он содержит. К примеру, частая замена компьютеров вызвана увеличением их возможностей. В случае производственной необходимости акт замены компьютера не несет с собой никакой символической нагрузки. Однако в большинстве случав возможности новых процессоров используются для компьютерных игр. Человек, который использует компьютер только как пишущую машинку и не играет в компьютерные игры, не станет его заменять. Для того, что бы он тоже захотел поменять его, при помощи рекламы его необходимо сделать игроком, то есть ввести в определенную культурную среду, обучить определенному символическому языку. На это требуется время, которое выступает абсолютным ограничителем возможностей потребления. Человек не может выучить все символические языки, часть которых настолько сложны, что могут потребовать от человека посвятить ему всю жизнь. Так, к примеру, потребителями классической музыки, как правило, являются профессиональные музыканты или хотя-бы любители. Создать потребность слушать оперы Моцарта в хорошем исполнении – чрезвычайно сложная задача по отношению к большей части населения планеты. 

Таким образом, создается противоречие. Чтобы потреблять символически нагруженные товары и услуги, необходимо время на овладение символическим языком. Но, во-первых, человек в принципе не способен овладеть большим количеством символических языков, что бы стать “универсальным” потребителем, а во-вторых, он не обладает для этого временем, ибо, как правило, основной род его занятий, связанный с зарабатыванием средств к существованию, не связан с символическим потреблением. Музыкант, работающий по призванию, может стать “хорошим” потребителем музыки, но что может потреблять, к примеру, офис-менеджер? Чем больше его рабочее время, тем меньше времени остается на потребление, и потенциально возможное, оно остается неосуществленным. А это означает, что произведенное не находит спроса, что приводит к еще большему снижению возможности потребления, теперь уже из-за нехватки средств. Даже секретарше, для того, что бы приобретать модные вещи (а понятие моды можно трактовать весьма расширительно), надо следить за модой, быть посвященным в нее, что предусматривает определенный уровень владения соответствующим культурным кодом, а это естественно требует времени.

5. Пока что современное общество решает эту проблему путем экстенсивной модификации одних и тех же потребностей. Для продвижения новых товаров и услуг используется агрессивная реклама, апеллирующая гораздо более к архетипам, чем к культурным кодам. Но чем сложнее (и, следовательно, дороже) создаваемая потребность, тем труднее обойтись без обращения к культурным кодам. Следствия такой ситуации изложены нами выше.

Это противоречие может разрешиться, во-первых, за счет дальнейшего увеличения производительности труда, что позволит сократить рабочее время и увеличить время на потребление. Этот вариант, однако, не подтверждается реальными трендами общественного развития. Если сравнить, на сколько выросла производительность труда и сократилось рабочее время с начала XIX века до настоящего времени, мы увидим, что колоссальное увеличение производительности труда (на порядки) сопровождалось сокращение рабочего времени всего в два раза (если брать максимальные значения), кроме того, появилось множество профессий, требующих постоянной вовлеченности в работу, даже и в формально нерабочие часы. При этом, что интересно, сама структура потребления, определяемая пирамидой Маслоу, почти не изменилась – человек все также тратит большую часть своего дохода и времени на обеспечение основных жизненных нужд – жилища, одежды, питания возможности перемещаться, образования. Широких эмпирических исследований не проводилось, но нам кажется, что процент населения, доходящий до верхних этажей пирамиды Маслоу – потребности в саморазвитии, в творчестве, увеличился незначительно, опять же, несмотря на колоссальное увеличение производительности труда.

6. Более приемлемым нам кажется второй вариант разрешения этого противоречия – дальнейшее размывание границы между рабочим временем и временем потребления, которая, однако, никогда не сможет полностью исчезнуть. Человек, который полностью реализует себя в работе, являясь, образно говоря, и производителем товаров и услуг и потребителем процесса своего труда одновременно – идеальный тип, к которому можно только приближаться. Однако в этой связи становиться понятной фраза Маркса “свободное развитие каждого является условием свободного развития всех”, которой он характеризовал коммунистическое общество. Однако не стоит забывать, что когда человек тратит всю свою жизнь на освоение только одного символического языка, он по сути, закрывает себя для других. Таким образом, экстенсивное потребление за счет бесконечной модификации потребностей базового уровня все равно сохранится, и даже может увеличиться (так как зачастую именно увлеченные своим делом специалисты совершенно безразличны ко всему остальному). 

Все вышенаписанное можно суммировать в очень простой мысли –  бесконечный прогресс науки и производительных сил имеют смысл только в том случае, если бесконечен сам человек. В "сильном" смысле этого утверждения – бессмертен или может, в результате развития науки, таковым стать. Проект всеобщего воскрешения Николая Федорова может стать единственным оправданием БЕСКОНЕЧНОМУ развитию познания и преобразующих возможностей человека.   

Заметим, что бессмертие можно понимать в трех смыслах.

1. Бессмертие физическое. Только возможность его достижения оправдывает бесконечное развитие преобразующей активности человека в отношении материального мира. В свете развития современной науки, это не выглядит так фантастично, как раньше. 

2. Бессмертие "духовное". Сюда относятся все мировые религии и практики, которые они предлагают для достижения жизни вечной.

3. Бессмертие в культуре. Тоже специфический вид бессмертия, о котором часто забывают. Возможность этого бессмертия обусловливает возможность бесконечного развития культуры (особенно искусства), но этот третий вид бессмертия вступает в сложные отношения с другими двумя. Возможна ли в раю человеческая культура? Возможна ли человеческая культура в нашей реальности, если люди станут бессмертными?

 

ПИФ КАК СЕКТОР РЫНКА ИНВЕСТИЦИЙ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

П. С. Линниченко, Студент. Самарский государственный экономический ун-т

В статье идет речь о состоянии ПИФов в России на сегодняшний день, а также о тенденциях развития данного сектора рынка инвестиций.

 

UNIT INVESTMENT TRUST AS A SECTOR OF INVESTMENT MARKET

 IN THE MODERN RUSSIA

P. Linnichenko, The third year student, Samara State University of economics

The article is about the state of unit investment trust in Russia nowadays and about the progress trends of this sector of investment market.

Темой данной работы является исследование ПИФов как сектора рынка инвестиций. Актуальность выбранного направления объясняется тем, что современные экономические условия, в частности бурное развитие российской экономики, определяют ведущую роль рынка инвестиций, который в настоящее время выступает как фактор, сдерживающий инфляцию, а также в качестве важнейшего источника инвестиций в российскую экономику. Российская экономика в наши дни переживает значительный подъем. Растущая потребность в инвестициях и новые возможности обусловливают активное внутреннее и внешнее инвестирование. В связи с этим изучение института и механизма по привлечению, распределению и управлению инвестициями в современных условиях представляет особый интерес.

Новизна данного исследования обусловлена тем, что в современной научной экономической литературе недостаточно всесторонних исследований по заявленной теме.

Цель исследования: выявление специфики поведения ПИФов в условиях современной экономики.

На основе анализа секторов рынка инвестиций на примере таких финансовых журналов, как «Путеводитель частного инвестора», «РЦБ»,  «Forbes», «Наши деньги», «Эксперт» и газеты «Коммерсантъ» нами были определены следующие группы соискателей инвестиций:

·                     государство;

·                     банки;

·                     страховые компании;

·                     пенсионные фонды;

·                     негосударственные пенсионные фонды (НПФ);

·                     паевые инвестиционные фонды (ПИФы);

·                     открытые фонды банковского управления (ОФБУ);

·                     компании индивидуального доверительного управления (ИДУ);

·                     акционерные общества.

В процессе исследования была определена доля инвестиций, приходящаяся на каждый сектор, что наглядно представлено на диаграмме (см.Приложение 1).

Число российских частных инвесторов  особенно возросло в последние годы, чему способствовала благоприятствующая экономическая ситуация и политическая стабильность в стране. К примеру, специалисты Московской межбанковской валютной биржи подсчитали: за 2006 г. количество счетов физических лиц, вкладывающих деньги в акции, удвоилось и превысило 230000. А число счетов в ПИФах выросло с 130000 до 330000. В 2007 г. эти цифры увеличились вдвое[35].

Фонд, инвестиционный паевой – имущественный комплекс, созданный за счет вкладов инвесторов, а также приращенного имущества, управляемый по договору с инвесторами управляющей компанией (далее УК) инвестиционного фонда. Паевые инвестиционные фонды (ПИФ) позволяют  заработать на росте фондового рынка[36]. Минимальные суммы вложений в ПИФы в среднем составляют 1000-10000 руб. Редко цена входного билета поднимается до 30 000-50 000 руб. Собранные в единый пул средства множества мелких вкладчиков инвестируются на фондовом рынке в рамках единой стратегии, которая описывается в инвестиционной декларации фонда.

Сейчас в России зарегистрировано более 660 различных ПИФов, свыше 570 из них уже действует[37]. Все ПИФы делятся на открытые, закрытые и интервальные. Наиболее демократичны, естественно, открытые (ОПИФ) - долю в них можно купить или реализовать в любой рабочий день. Стать пайщиком интервального фонда (ИПИФ) либо, напротив, покинуть его можно лишь в течение определенных периодов - как правило, в течение двух недель один раз в квартал. Закрытые ПИФы в отличие от "бессрочных" интервальных и открытых создаются на фиксированный срок - скажем, 5 или 10 лет. Они ориентируются на долгосрочные инвестиции. Средства из ЗПИФа выводятся в момент его ликвидации. Выйти из числа участников ЗПИФа можно и на общем собрании пайщиков, вот только проводятся они очень редко. И частота их проведения не регламентируется.

По составу активов ПИФы делятся на облигационные, смешанные и фонды акций, фонды фондов. За управление фондом УК берет комиссию, которая вместе с другими накладными расходами ежедневно вычитается из стоимости активов фонда. То, что осталось, - стоимость чистых активов (СЧА) - делится на количество паев фонда, в итоге получается расчетная стоимость одного пая. Но УК обычно продает инвесторам паи не по этой расчетной, а по чуть более высокой цене - вводит надбавку. Погашение паев проводят по чуть более низкой, чем расчетная, цене, т. е. со скидкой. Размер комиссий, скидок и надбавок заранее известен - он отражен в правилах фонда. Так что плата за вход обычно не превышает 1,5% от стоимости пая, а за выход - 3%. Стать пайщиком ПИФа можно обратившись как в УК, так и к агентам по размещению паев. Но размер скидок и надбавок в УК и у агентов может отличаться. Как правило, в УК устанавливают повышенный размер минимального взноса (числа паев). После заполнения заявления и внесения денег через банк пайщик получает выписку из УК о количестве числящихся за ним паев.       Вкладывая деньги в ПИФы, большинство инвесторов в зависимости от склонности к риску выбирают между тремя основными типами фондов: акций, облигаций и смешанных.

Первыми появились ПИФы, вкладывающие средства в компании определенной отрасли экономики. Точнее, одной из четырех базовых - нефтегазовой, энергетики, телекоммуникаций и металлургии. Самая многочисленная группа среди них - фонды акций нефтяной и газовой промышленности. Это неудивительно, ведь бумаги этой отрасли фактически формируют российский фондовый рынок, их вес в индексе РТС составляет более 50%[38]. Акции "Газпрома", "Лукойла" и "Сургутнефтегаза" присутствуют в портфеле практически всех фондов акций.

В отличие от практически "вечных" фондов ТЭКа ПИФы телекоммуникаций и электроэнергетики создавались в расчете на серьезные изменения в отрасли, в результате которых акции работающих в них компаний будут расти быстрее остальных.          Первопроходцем в январе 2003 г. стала УК "КИТ Финанс" с фондом "КИТ - Российская электроэнергетика". Стратегические инвесторы тогда активно скупали энергетические активы. В прошлом году такие фонды сформировали УК Банка Москвы, "Открытие", "Максвелл ЭссетМенеджмент" и "Тройка Диалог". Пока эта стратегия оправдывается. За последний год электроэнергетические фонды показали впечатляющие результаты: по данным Национальной лиги управляющих (НЛУ), паи "КИТ - Российская электроэнергетика" выросли в цене на 84%. А паи фонда "Энергия Капитал" подорожали на 96,8%[39].

Исторически на российском фондовом рынке доминируют компании четырех перечисленных секторов. Но остальные становятся все более заметными. За последние полтора года более 20 компаний разместили акции на биржах. В результате появилось более 10 новых бумаг и еще несколько стали гораздо ликвиднее и, следовательно, интереснее инвесторам. На очереди еще больше, и скоро сформировать полноценный портфель можно будет не только из нефтянки или "телекомов", но и из компаний других отраслей.

Среди фондов, вкладывающих деньги не "просто в акции", а в соответствии с определенной инвестиционной идеей, можно выделить ПИФы акций госкомпаний. Но эксперты подчеркивают: инвестирование в госкомпании - это вопрос не математики, а философии. Инвесторам перед вложением денег в такие компании стоит ответить на вопросы, действительно ли у России особый путь развития и правда ли, что государственные компании могут в долгосрочной перспективе быть эффективнее частных.

Чтобы понять, насколько хорошо работают управляющие фондов акций, пайщики обычно сравнивают их результаты с динамикой индексов РТС или ММВБ. А те, кто не хочет, чтобы ошибки управляющего уменьшили его прибыль, просто выбирают индексные фонды. Их портфели должны воспроизводить структуру того или иного фондового индекса. Пайщики таких фондов точно представляют, из каких бумаг состоят активы фонда. Первые индексные ПИФы акций появились лишь четыре года назад, а в конце февраля 2007 г. их насчитывалось уже 24: 20 отслеживают индекс ММВБ, четыре - индекс РТС[40].

Управляющие отмечают, что на растущем рынке индексный фонд обычно "побивает" фонды акций, а на падающем, наоборот, немного проигрывает им.

У индексных фондов есть один важный плюс - более низкие  комиссии УК за управление, чем у ПИФов акций. Вознаграждение УК индексного фонда обычно не превышает 1,5% от стоимости его чистых активов (СЧА) в год, а за управление обычным фондом акций в среднем берут 3% от СЧА. Чтобы вложить деньги в фонд акций самых крупных российских компаний, управляющий которого имеет значительно большие возможности для маневра, лучше выбрать ПИФ так называемых "голубых фишек". Эти акции привлекают инвесторов своей стабильностью, риски инвестирования в них меньше, чем при вложениях в бумаги средних и мелких компаний. Идея инвестировать в "голубые фишки" особенно актуальна на растущем рынке. Например, безудержный рост котировок в первом полугодии 2006 г. был связан с активными покупками бумаг именно первого эшелона, таких компаний, как "Лукойл", Сбер-банк и "Газпром", и приобретали их в основном иностранные инвесторы.

Тем не менее сейчас только четы-ре ПИФа декларируют вложения исключительно в "голубые фишки". Это "Ак Барс - Акции", "БКС - Фонд голубых фишек", "Октан - Фонд ликвидных акций", "Орион - Голубые фишки". Управляющие признают, что создание таких фондов часто является лишь маркетинговым ходом.

Поскольку деньги пайщиков размещаются в основном на депозитах в банках, фонды денежного рынка - самый надежный инструмент коллективных инвестиций.

Фондовый рынок играет важнейшую роль в современной мировой экономике, что обусловлено его основными функциями:  привлечением инвестиций, их распределением, а также управлением процессом инвестирования. Растущая потребность в инвестировании определяет выход  рынка ценных бумаг на первый план.

На основе анализа секторов рынка инвестиций на примере таких финансовых журналов, как «Путеводитель частного инвестора», «РЦБ»,  «Forbes», «Наши деньги», «Эксперт» и газеты «Коммерсантъ» нами были определены следующие группы соискателей инвестиций: государство, банки, страховые компании, пенсионные фонды, негосударственные пенсионные фонды (НПФ), паевые инвестиционные фонды (ПИФы), открытые фонды банковского управления (ОФБУ), компании индивидуального доверительного управления (ИДУ), акционерные общества. В процессе исследования была установлена доля инвестиций, приходящаяся на каждый сектор:

государство;

39,0%

банки;

21,0%

страховые компании;

16,7%

негосударственные пенсионные фонды (НПФ);

2,1%

паевые инвестиционные фонды (ПИФы);

7,3%

компании индивидуального доверительного управления (ИДУ);

4,4%

акционерные общества.

9,5%

Доля инвестиций приходящаяся на ПИФы относительно мала, однако данное направление инвестирования считается перспективным на сегодняшний момент времени и обладает стремительным ростом инвесторов как со стороны резидентов, так и нерезидентов РФ. Среди основных тенденций развития ПИФов выделяются:

·   сокращение объема иностранных инвестиций;

·   дефолты по корпоративным долгам вследствие значительного сокращения возможностей перекредитования;

·   снижение количества российских инвесторов;

·   резкое увеличение количества случаев досрочного выхода из фондов;

·   списание производных структурированных инструментов на корпоративные долги;

·   возникновение существенных проблем в сфере потребительского кредитования;

·   угроза нового кризиса ликвидности[41].

В текущем году экономика, по прогнозам аналитиков, будет переживать резкий упадок. При этом следует учитывать, что одной из первоочередных задач российского финансово-кредитного рынка является преодоление обособленности и выход на мировую арену. При этом большое внимание следует уделять непосредственному развитию российского фондового рынка, а также внутреннему спросу.

 

НАЦИОНАЛЬНОЕ ЛИДЕРСТВО - ФЕНОМЕН ПРИЕМСТВЕННОСТИ МОНАРХИИ ИЛИ ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЛИТИКИ?

А. В. Незнанова, Д. А. Чернышова, Студентки. Институт Международных отношений и социально-политических наук Московского государственного лингвистического университета

В представленной статье сравниваются отличительные черты институтов классической российской монархии и современного «национального лидерства», выделяются особенности российской политической системы как в исторической перспективе, так и на современном этапе.

 

NATIONAL LEADERSHIP - PHENOMENON CONTINUITY OF THE MONARCHY

OR THE NATURAL CONDITION ОF MODERN RUSSIAN POLICY?

A. Neznanova, D. Tchernyshova, Students. Institute of the International attitudes and sociopolitical sciences of the Moscow State linguistic University.

In presented clause there is a comparison between the distinctive features of institutes of the classic Russian monarchy and modern “National leadership”; features of the Russian political system both in historical prospect, and at the present stage are allocated.

Отличительной чертой российской монархии, присущей ей с рождения и пережившей ряд реформаций, является необходимость выражать волю не сильнейшего, а волю всей нации, религиозно оформленную в православии и политически – в конституционной монархии.

У российской монархии, как, впрочем, и у других монархий в мире, были как плюсы, так и минусы. И всё же, по мнению некоторых специалистов, такой совершенной государственной системы как в России, в мире не существовало никогда. Даже во времена расцвета Рима и Великобритании, основанных на неравноправии побеждённых племён, власть была построена на принципе «Разделяй и властвуй». Российская же монархия властвовала не разъединяя, а соединяя.

В результате двух революций 1917 года и последующих социально-политических процессов форма государства в нашей стране претерпела ряд изменений. Произошел разрыв с многовековой традицией российской государственности. При этом первым элементом в демонтаже традиционной формы государства стала монархическая форма правления.

Подчеркнем, что в условиях крушения режима персонифицированных правящих элит - петербургской монархии и московской партноменклатуры, по сути, их отречения от нацио-консолидирующей роли, российский народ, не имевший альтернативного института лояльности - неформального национального лидера - оказался во власти безответственных элементов. Как известно, к октябрю 1917 г. национальная идея сохранения единства России сводилась к созыву Учредительного собрания. И эту идею не разделяла только традиционно сепаратистская национальная элита Польши, к тому же на тот момент оккупированной. Национальная же идея о сохранении единства большой России (СССР) была не просто политической доминантой, но имела высшую юридическую силу референдума.

Именно власть монарха не являлась наградой для него, она передается по наследству и наследник никому ей не обязан, кроме как факту своего рождения. В России власть монарха всегда обладала неоспоримым авторитетом, так как имела ортодоксальную поддержку и расценивалась, как власть «данная от Бога».

Изучая юридические аспекты эволюции монархической власти, взаимоотношения правительственных и представительных органов, определение ее квалифицирующих признаков приобретают особую значимость в ответе на вопрос: действительно ли российская монархия, которая существовала век назад, на сегодняшний день трансформировалась в идею национального лидерства? Или же, наоборот, монарх и национальный лидер не имеют ничего общего?

Изучение развития формы государства в различные эпохи имеет не только историко-правовой интерес, но и актуально с позиций сегодняшнего дня.

Россия, будучи в прямом смысле слова гигантской страной, всегда нуждалась не в диктаторе, а в отце. Власть в данном случае не является предметом борьбы, т.к. передается по наследству. Значит, она – естественное состояние, а не лакомый кусочек для всевозможных страждущих. Таким образом, высшая власть стоит над схваткой, выведена из борьбы, соответственно и действует не по писаному, а по неписаному закону. Получается, что если есть Отец, которого можно любить, у народа будет защитник. Он будет смотреть на страну не с позиции приближающихся выборов, а с позиции ответственности перед Богом, ведь, повторимся, власть – его естественное состояние. Монархия, опираясь на православие, имела несменяемость власти, то есть власть долгое время находилась в руках определенной личности и, соответственно, имела конкретную направленность. А сегодня? Как часто мы слышим словосочетание «национальный лидер»? На наш взгляд это то же самое, что и монарх. Власти придается все тот же отцовский характер.

Подъем очередного «отца народа» в любой стране сопровождается оживлением идеологии. Она исходит из мнимой целостности и надуманного единообразия политических устремлений общества, а также из наличия этнического ядра, на которое, собственно, и наращивается государство. Существует мнение, что наличие «национального лидера» в стране означает неизменное засилье официального национализма религиозности. Отнюдь неслучайно появление подобных персонажей сопровождало становление современных наций, будь то в Европе или в иных частях света. К сожалению, многие историки не без оснований полагают, что русские, увлекшись имперским строительством, так и не стали нацией в полном смысле слова — им было некогда заняться собой, поскольку они вечно «поднимали» национальные окраины.

В числе видных российских правоведов, уделявших в своих трудах значительное внимание истории и практике монархической власти, мы видим таких ученых как И.Е. Андреевский, А.С. Алексеев, Г.В. Вернадский, Б.П. Вышеславцев, М.Ф. Владимирский-Буданов, В.М. Гессен, А.Д. Градовский, П.Е. Казанский, Н.М. Коркунов, Г.К. Котошихин, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, Н.И. Лазаревский, Б.Э. Нольде, Я.М. Магазинер, П.Б. Струве, Л.А. Тихомиров, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, Б.Н. Чичерин, В.Т. Щеглов и другие.

Сегодня термин «национальный лидер» - это не административная и даже не политическая категория. Она не определяется количеством телефонных аппаратов на служебном столе: это моральная категория, и основой ее является доверие народа. Современный национальный лидер заботится о стабильности. А стабильность – это то, что нужно большинству стран, поэтому простые люди  и поддерживают его.

В период становления устойчивой двухпартийной системы институт национального лидера собственно и призван обеспечить устойчивость "полуторопартийной" политической системы России - преемственность курса на утверждение России как суверенного демократического государства. В этот исторический период хранителем воли народа, гарантом народовластия объективно выступает национальный лидер.

Другими словами, национальный лидер выполняет функцию недостающего ключевого звена системы сдержек и противовесов, как ни парадоксально, партии власти и властных органов в целом, обеспечивает гарантии "преемственности" и "необратимости", характерные для зрелых двухпартийных систем.

Всестороннее изучение феномена российской монархии даёт ключ к пониманию особенностей государственного устройства в нашей стране и более точно определяет возможность развития демократических начал российской государственности и, кроме того, уточняет представления о природе государственной власти в целом и о таком понятии, как «национальный лидер».

В этой связи можно ли утверждать, что с исчезновение монархии в России те идейные взгляды, связанные с правителем – «царём - батюшкой» перешли в понятие «национальный лидер»? Многие не имеют представления об истинном значении данного понятия, но исторически сложилось, что русскому народу ввиду своего давно сформировавшегося менталитета свойственно «обожествлять» личность главы государства. И не важно, что уже 21 век, не важно даже, что взгляды на политическое управление государством давно изменилось.

Российская монархия в широком смысле слова представляла собой сложную систему закрепления социального согласия, осуществлявшегося преимущественно на ценностном, а не на функциональном уровне. Такую же ситуацию мы можем наблюдать и в случае с теорией национального лидерства в России.

Кроме того, монархия была не только формой правления в Российской империи, но и на протяжении веков — формой и условием общественного согласия, основанного  на принципе властвования и подвластности.

Говоря об историческом опыте иностранных государств, можно отметить, что термин «национальный лидер» принимает совсем иную окраску. Для других стран национальный лидер- это просто признанный глава государства. Такой термин чаще всего присваивали правителям посмертно. Кроме того, на протяжении многих лет термина «национальный лидер» не существовало как такового, но по существу, в истории есть множество правителей, подходящих под описание национального лидера (Шарль де Голль, Муссолини, Ким Чен Ир и тд.). Также мы можем наблюдать тот факт, что народ видит в своем правителе национального лидера в сложных для страны или нации моментах. В этом же ключе можно рассмотреть термин «национальный лидер», создание которого тоже можно считать следствием признания народа.

Национальный лидер несет особый статус политика, консолидировавшего нацию и государство, с именем и курсом которого российский народ связывает свои надежды на достойную историческую перспективу. Он несет личную ответственность перед российским народом за обеспечение преемственности принятого стратегического курса. Кроме того, институт национального лидера, по сути, является высшим персонифицированным институтом представительной власти российского народа, осуществляющим от имени народа гражданский контроль над исполнением его воли.

Для национального правосознания в России всегда была важна именно нравственная составляющая государственной идеи, зримым воплощением которой должен был стать монарх. На этом основывалась специфическая харизма института монархической власти и самого титула монарха, которая могла и не ассоциироваться с личными качествами того или иного правителя. А на сегодняшний день этим воплощением стал национальный лидер.

Во многом именно благодаря этой харизме абсолютная монархия в России продолжала существовать вплоть до XX столетия, несмотря на отсутствие таковых качеств у последних русских императоров. А в изучении случая национального лидерства пока ещё нельзя с точностью сказать, как долго этот феномен просуществует, так как феномен национального лидерства, строго говоря, не свойственен и политическим системам государств, основанных на демократических традициях многопартийности. В этом смысле закрепление статуса «национальный лидер» за успешным и харизматичным главой страны находится в противоречии с ранее сложившейся системой. Зато особое достижение национального лидера – это способность консолидировать нацию и государство.

 

КУЛЬТУРА КАК ОДНА ИЗ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

 К. А. Полянский, Стажер лаборатории интеграции ИХО РАО

В статье поднимается одна из самых актуальных на сегодняшний момент тема замены культуры в современном мире общепотребительскими ценностями. На основе анализа психического и культурного состояния современной цивилизации, автор приходит к необходимости улучшения душевной экологии каждого человека и развития мощного пласта культурных людей, задачей которых будет организация мира вокруг себя.

 

CULTURE AS ONE OF GLOBAL PROBLEMS OF MODERN MANKIND

K. Polyansky, The Trainee of laboratory of integration in Institute of art formation RAO

In this clause raises one of the most urgent themes of replacement of culture in the modern world consumer values. On the basis of the analysis of the mental and cultural condition of the modern civilization, the author comes to necessity of improvement of the mental ecology of each person and development of a powerful layer of cultured people whose aim will be the organization of the world around.

Современное общество, захлебнувшееся в рутине бесконечных будней, заблудившееся в барачно-бетонных джунглях, рождающих барачные  взаимоотношения между людьми, как никогда раньше заговорило о цивилизации и культуре. Следует отметить, что по большому счету нашу цивилизацию культура не волнует, мы пришли к своей последней точке, к древнему миру, когда лозунг «хлеба и зрелищ», настойчивое требование люди всех континентов и стран.

Символом эпохи является жадное погружение в хаос, в беспорядочный мир мнимых образцов для подражания, дешевых схем бытия. Культура уходит уже не на второй и третий план, а на двадцатый и тридцатый. Отсутствие духовного стержня является одной из главных движущих сил разрушения в обществе. Бытовые криминальные сцены и их сюжеты есть ни что иное, как прямое следствие изменения психики людей, их бурное, хищное движение к Ваалу, который несет в себе освобождение от всех норм совести и морали. «Моральные законы деятельности совпадают с соответствующими требованиями общества и соответственно с общепризнанным моральным воззрением. Будь общепризнанное воззрение иным – и субъективные линии морального поведения были бы иными»[42].

Именно сейчас, погружаясь  в бешено пульсирующий ритм времени, можно ощутить явственный контраст между людьми. Человеческое сообщество разделилось на три составляющие.

Первая относится к высшей категории развития, к сферам интереснейших явлений культуры и искусства. Находящиеся в ней представляют собой, к сожалению, ничтожно малую количественную группу, однако, движущую мировые процессы вперед. Это люди, которые настолько глубоко погружены в мир художественных образов, что зачастую не могут устроить свой быт, семью и т.д. Это личности с ярко выраженными высокими эстетическими стандартами и глубоким философским сознанием, не находящие удовлетворения своих вкусов в работах массовой культуры, считающие, что примитивная культура может выражать только примитивные чувства и мысли.

 Второй тип  являет собой промежуточное звено, которое скрепляет людей духовного и материального мира и, в зависимости от ситуации и комбинации жизненных событий, может влиться в ряды одних или других.

Третий тип (коллективный), интересы которого на 70% состоят в достижении материального благополучия, как фактора, во многом определяющего их душевное состояние, но здесь есть два подтипа. Первый – люди, чье мировосприятие строится на практическом ощущении действительности, которое зиждется на платформе, частично обогащенной духовным или интеллектуальным опытом (коих большинство), и второй - чья психическая устойчивость зависит от сугубо материальной удовлетворенности. Вот вкратце варианты психического развития, которые сейчас господствуют на поле жизненной активности человечества. «Средний человек, средняя масса всегда определялась коллективностью, социальной группой, и так было с первобытных кланов. Всякая посредственность есть существо вполне коллективное, отлично социализированное»[43]. Человека оценивают по тому, что он делает, как себя ведет, но более по тому, что он  думает о своем поведении. Если разобрать сам термин «культурный человек», то можно придти к выводу, что это понятие относительное, оно существует в рамках  определенной культуры или культур, и обычаи, принятые в Европе могут считаться диким варварством, например, в Азии. Каждый из нас сейчас  это суть форм, представлений, обычаев, систем. Паутина, которая засасывает в себя все лучшие проявления жизни, - это и есть наша сегодняшняя действительность, раз и навсегда установленные формы, модели поведения блокируют творческое Богоподобное поведение личности, а постоянно ускоряющийся темп жизни приводит нас к еще большей разобщенности. Кто сотворил это страшное бесчувственное чудовище под названием «современная цивилизация» – государство, мораль, предрассудки? Тема этой статьи не в том, чтобы обличать и клеймить позором все ненужные институты общества, цель статьи увидеть выход, посмотреть с другой стороны баррикады, а именно со стороны сокровищницы знаний о культуре и человеке.

В нашей жизни не хватает соли – определенной и постоянно в ней присутствующей. Мы часто любим рассматривать свои действия в надежде уложить их в определенную форму, тогда  как надо в тех формах, в которых мы находимся, искать действия. В наше время, когда уже ничто не пытается удержать жизнь, – мы призваны восстановить все наши представления о ней. Нужно отметить очень важный факт, что сейчас намеренно заужают идею культуры, превращая ее в нечто сверхъестественное, доступное лишь немногим избранным, тем самым, приводя всех остальных в язычество и идолопоклонство, при произнесении слова «высокая культура».

                Жизнь полная умерших форм, населения отжившими личинками уже не актуальных идей, бьется в последних конвульсиях перед страшной пастью чудовища под названием «бездуховность». Вспышки огромного количества ужасающих преступлений поражающих в начале своей беспричинной странностью, - это следствие того, что не могут овладеть собой, жизнью, и приводят свою психику к пропасти пустоты.

Сейчас душевная экология в действии необходима как воздух, как единственное лекарство против движения назад - к заре цивилизации. Культура создана для того, чтобы вновь и вновь давать рождение тому, что вытеснено в наше подсознание, чтобы восторженно, в силе, привести дух к своей родине - к гармонии, к всепобеждающему состоянию света. Жизнь смотрит вперед, она редко оглядывается назад, и еще меньше хочет заглянуть внутрь себя, но именно направить ее взгляд вовнутрь и есть задача искусства. Замороженное представление о себе, не желание понять    того, что есть и другой мир, мир неизмеримо больший этого видимого, мир идей, духовной свободы, настоящий, Богоподобный, - о чем эго слышать не хочет.

Все, что происходит с нами, подталкивает нас ко сну, к миру иллюзий, к мысли о том, что материальное благополучие может вполне удовлетворить абсолютно все запросы индивидуума. Этот сон постоянно расставляет нам свои сети, выбраться из него очень непросто, он, как лабиринт, заводит  нас все дальше и дальше от себя, маня призрачными мифами счастья. Лабиринт  решает и узаконивает все социальные запросы человека, все моральные и поведенческие схемы, приказывая, неотступно следовать вперед. Он также частично берет на себя функции Бога, запрещая и разрешая различные душевные переживания, возникающие у продолжающих свой путь.  К началу ХХI века интерес, стимулировавший развитие новых знаний о человеке, потерял свою монополию. Появилась резко выраженная потребность в рациональном управлении деятельностью людей, в конвейерной системе раз и  навсегда определенных в большинстве случаев усредненных принципов взаимоотношений между членами общества. «Заблуждение целой эпохи заключалось в том, что она открывала или мнила, будто открывает, всеобщие правила поведения, основываясь на чувстве отчаяния, стремившемся  себя преодолеть»[44]. Убрать стандартизированные рамки поведения, вселенные невежества и глупости, вдохнуть поток жизни - это и есть призвание культуры.

Сложность процесса создания мощного пласта, движущей силы, призванной привлекать, пробуждать людей от духовного сна, - задача не только государства с его административными функциями, но и всех деятелей культуры  и искусств, всех, кто думает не только о своем благополучии, но и о полноценном развитии людей на планете. Именно такая позиция дает возможность считать человека благородным и одухотворенным существом, способным создать условия для интеллектуального роста своих ближних. Что же касается вопроса, хотят ли эти ближние духовно расти, – можно отметить, что абсолютно в любом человеке есть зерно, посеянное в нем божественной любовью и тонко связующее его с духовным миром всего человечества, важно только дать правильный толчок к раскрытию того, что уже изначально было заложено в каждом человеке, следовательно, люди искусства принимают на себя высокую обязанность садовников провидения, призванного напитать силой, их зародыши творчества. В наибольшей степени все это относится к детям, следует помнить, что любой ребенок появляется на свет варваром и крайне важно суметь развить его тем, что аккумулировала культура в течении многих столетий. Элементы хаотичного движения личности должны быть свободно направлены к мощному роднику искусства, имеющего в себе живительную силу, дающую  власть над обыденной прозой жизни и поднимающую человека в область истинных духовных ценностей.

Организация жизни - вот главная задача культуры, помочь соотнести все прежние понятия индивида с опытом прошлого, с живой силой творчества есть первостепенный смысл движения всей науки. «Под творчеством надо понимать не создание культурных продуктов, а потрясение и подъем всего человеческого существа, направленного к иной, высшей жизни, к новому бытию»[45].

Весь мир пытается изобрести лекарство, которое поможет избежать ему многих бед и проблем, но такое лекарство, как, например, автоматизация каких то отношений человека с социумом  становится началом другой серьезной болезни. «В современной системе взаимоотношений есть нечто, напоминающее рынок рабов прошлого, где небольшая горстка людей распоряжалась жизнью масс. Сегодня же в условиях абсолютной физической свободы культивируются рабы внутренние, которых создают потребительские марки сигарет, шоколада, попкорна, напитков, обуви, джинсов, особенной стрижки и т.д.»[46]. Очень важной задачей искусства является помощь в переориентации человека без чувства значимости собственной личности в человека живого и  думающего, помочь ему найти в себе силы для диалога с культурой. Следует отметить, что все великое искусство имеет элемент религиозности, т.к. вера одна из основополагающих программ мозга, но не следует от культуры и религии ожидать готовых ответов на наши вопросы, они не гипермаркет, это постоянный процесс погружения в свой собственный уникальный мир духа.                                                                   

Страшно, если человек открывает для себя религию и искусство только в момент смерти, ведь они могли добавить жизни измерение, которого ей так не хватало. Естественно, что для человека проще переложить ответственность за свои действия на страну, общество, семью, историю, сослаться на воспитание и т.д., бесспорен тот факт, что люди не желают мыслить самостоятельно, им проще подчиниться определенной модели поведения, так же, как и определенной модели, формирующей образ мыслей. Но ведь есть творец, тот человек, который изменил ход истории, именно он сказал первым, он заговорил иначе, чем окружающие. Такие мыслители, как, например, Платон, Коперник, Леонардо да Винчи, Кант и многие другие, они были первыми, их творческая мысль направила мир дальше по пути своего развития, дала новый толчок в развитии знании о человеке и вселенной.

Человек парадоксальное существо, бегущее к себе через всю свою жизнь. Безусловно, что проще жить, не задаваясь вопросом о смысле собственной жизни, но может быть, обстоятельства однажды помогут его задать, и именно тогда культура должна помочь выбраться человеку из джунглей собственной души. Многих людей привлекает деятельность, а весь философский вздор – это только чистая метафизика. Но нельзя забывать, что человек существо метафизическое, следовательно, он не сможет пройти мимо этих вопросов.

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ

                О. Н. Стронина, Бакалавриат (3 курс). Белгородский государственный ун-т

В статье затрагивается положение личности в истории. Для более обширного сравнения рассматриваются две крупные фигуры современности: Дмитрий Медведев и Ху Цзиньтао. Несмотря на кажущуюся разносторонность данных лидеров их роль в современной истории одинаково велика. Автор останавливается на фактах биографии, что является во многом определяющей константой «оставления человеком следа в истории», а также указывает на противоречие в оценке этих глав государств в отечественной и зарубежной прессе.

 

CHARACTERS OF MODERN HISTORY

O. Stronina, Bachelor degree (3 courses). The Belgorod State University

In clause position of the person in the History is mentioned. For more extensive comparison two large figures of the present are considered: Dmitry Medvedev and Hu Jintao. Despite of the apparent versatility of the given leaders their role in modern history is equally great. The author dwells on the facts of the biography what is in many respects a defining constant «A human trace in history», and also specifies the contradiction in an estimation of these heads of government in domestic and foreign press.

В настоящее время все чаще появляется сравнение двух «Великих Держав» Китая и России, стремящихся якобы диктовать миру свою политику. Говорить о том, что эти самые державы создаются без «культа личности» было бы неверно. Поэтому в данном докладе нам хотелось бы остановиться на главах «Великих Держав» и рассмотреть насколько велико их влияние на создание мировой истории: Ху Цзиньтао (председатель Китайской народной республики (КНР) с 2003 года, генеральный секретарь ЦК Компартии Китая (КПК)) и Дмитрия Анатольевича Медведева (президент Российской Федерации, с 2008 года). Две сильных личности творящих на благо общества и своего народа.

Говоря о месте в истории этих двух незаурядных людей нельзя не сказать об их детстве. Ху Цзиньтао, китаец хань по национальности, родился 25 декабря 1942 года, согласно официальной биографии - в уезде Цзиси провинции Аньхой на востоке Китая [47]. Другой источник сообщал, что отец Ху был зажиточным чаепромышленником из Аньхой, но к рождению сына почти полностью разорился[48]. Как сообщалось в прессе, мать Ху умерла, когда ему было пять лет, и воспитанием мальчика занималась двоюродная бабушка Лю Бинся. По другим сведениям, из-за того что семья Ху была бедной, его воспитывал дядя. Известно, что в детские годы Ху любил запускать воздушных змеев и добился в этом значительного мастерства. По воспоминаниям друга детства, Ху был уравновешенным и спокойным, много времени посвящал учебе[49].

Дмитрий Медведев родился 14 сентября 1965 года в Ленинграде. Бывшая учительница Вера Смирнова вспоминает: «Он очень старался, всё время посвящал учёбе. Его редко можно было застать на улице с ребятами». Когда он поступил в университет, он познакомился с Николаем Кропачёвым, который так его охарактеризовал: «Хороший, крепкий студент. Занимался спортом, тяжёлой атлетикой. Но по основному курсу был таким же, как все». В детстве Дмитрий увлекался хард-роком (а сейчас слушает русские рок-группы, в частности, Чайф), фотографией[50].

Переходя к истории юности этих сильных людей, хотелось бы отметить, что оно у обоих молодых людей было непростым.

 Отец Ху подвергся репрессиям, его чайный магазин был закрыт. Сам Ху, обремененный "буржуазным происхождением", в 1968 году был отправлен на "трудовое перевоспитание" в бедную провинцию Ганьсу на западе страны. Там с 1968 по 1969 год он был разнорабочим в строительной бригаде.

Есть сведения о том, что, став начинающим партийным функционером, Ху посетил родной Тайчжоу с надеждой восстановить честное имя отца. Он якобы организовал для местного партийного руководства банкет, на который никто из приглашенных так и не пришел. После этого Ху больше в Тайчжоу не возвращался.

Внезапно произошла встреча, которой некоторые источники приписывают решающую роль для карьеры Ху. Случай свел его с бывшим однокурсником - сыном тогдашнего генерального секретаря ЦК КПК Ху Яобана, который и ввел его в круги партийной элиты. В 1985 году Ху Цзиньтао был введен в состав ЦК КПК двенадцатого созыва и стал самым молодым его членом.

У Дмитрия отрочество не было таким трудным как у Ху, но все же иногда приходилось не сладко. Дмитрий Медведев окончил юридический факультет (кафедра гражданского права) Ленинградского государственного университета в 1987 году. Он застал перестройку сразу, после окончания аспирантуру ЛГУ. Тогда всей стране жилось нелегко, а ему, еще не успевшему определиться в жизни после получения диплома пришлось туго. Трудно приходилось семье Медведевых. Но у Дмитрия всегда были рядом во всем поддерживающие его родители, в трудную минуту он обращался к отцу. Период становления своей профессиональной деятельности оба молодых человека начали самостоятельно.

Когда 1988 году в Тибете произошел подъем антикитайских настроений, был поднят вопрос о назначении нового руководителя региона, и Ху добровольно вызвался занять эту должность. По некоторым данным, его перебросили в Тибет, так как он успел хорошо зарекомендовать себя в работе с национальными меньшинствами [51].

По состоянию здоровья Ху плохо переносил горный климат Тибета, и потому руководство регионом зачастую осуществлял из-за его пределов. Это послужило одной из причин недовольства им со стороны тибетцев [52]. В начале 1989 года в регионе развернулись массовые беспорядки, которые Ху жестко подавил. Было введено военное положение, использовались войска. Против демонстрантов применялся слезоточивый газ [53]. Кроме того, некоторые тибетцы были убеждены, что именно Ху стоял за смертью влиятельного духовного деятеля Панчен-ламы X в начале 1989 года (в иерархии тибетских буддистов Панчен-лама занимает второе место после Далай-ламы)[54]. Решительные действия Ху в Тибете привлекли внимание и вызвали одобрение фактического руководителя Китая Дэн Сяопина. Есть мнение, что подавление тибетских волнений послужило своего рода репетицией для произошедших позднее в том же году тяньаньмэньских событий.

После смерти в апреле 1989 года Ху Яобана, в Пекине начали набирать силу акции протеста демократически настроенных студентов, в начале июня на площади Тяньаньмэнь они были подавлены с применением военной силы. Несколько сотен демонстрантов были убиты. Тибет во время тяньаньмэньских беспорядков оставался спокойным, и Ху одним из первых направил центральному руководству телеграмму с выражением поддержки решительным мерам по подавлению "контрреволюционного мятежа". Для КПК события 1989 года стали серьезным потрясением и заставили партийных лидеров во главе с Дэн Сяопином искать пути к обновлению, к поиску более молодых, но лояльных генеральной линии руководителей. Ху, оказался наиболее перспективным представителем "четвертого поколения" китайских руководителей и якобы уже в конце 1980-х - начале 1990-х годов был взят Дэном на заметку.

В 1992 году Ху, работавшему в Пекине все из-за того же тяжелого для него тибетского климата, было поручено заняться подготовкой назначенного на тот же год четырнадцатого съезда КПК. На этом съезде его давний покровитель Сун Пин ушел в отставку со всех постов, предварительно договорившись, что его место в Политбюро и постоянном комитете отойдет к Ху. В 1992 году Ху стал членом постоянного комитета Политбюро и членом секретариата ЦК КПК. В Политбюро ему было поручено курировать вопросы партийного строительства и расстановки кадров. В 1993 году он также занял должность ректора Партийной школы при ЦК КПК.

В последующий период, находясь в высшем эшелоне власти, Ху умело избегал конфронтации с другими партийными деятелями и сумел не обзавестись врагами. Именно поэтому он сохранял за собой позицию преемника Цзяна в течение десятилетия. Считалось, что залогом успешной карьеры Ху стала его готовность к беспрекословному выполнению указаний вышестоящего руководства. Он воздерживался от лишней самостоятельности и неизменно придерживался генеральной линии партии.

В 1997 году на пятнадцатом съезде КПК Ху был переизбран на занимаемые им посты. В мае 1998 года он был избран заместителем председателя КНР. Широкую известность получило выступление Ху на национальном телевидении в 1999 году. Тогда в Белграде силами НАТО было разбомблено посольство КНР. Ху произнес по этому поводу гневную речь и санкционировал проведение демонстраций у американского и британского посольств в Пекине.

В 1990—1995 годах  Дмитрию предложили работать советником председателя Ленинградского городского совета Анатолия Собчака, экспертом Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. В Смольном Медведев занимался разработкой и оформлением сделок, договоров и различных инвестиционных проектов. Прошёл стажировку в Швеции по вопросам местного самоуправления[55]. По некоторым свидетельствам, в то время многие принимали его за секретаря Путина и не воспринимали всерьез. Президент института национальной стратегии Станислав Белковский характеризует Дмитрия Медведева как податливого, мягкого, психологически зависимого — всегда психологически комфортного для Владимира Путина[56]. По мнению других людей, Медведев «вовсе не мягкий, а очень даже властный»[57]. В 1999 году, после ухода Ельцина Медведев возглавлял предвыборный штаб В. В. Путина (кандидатуру Медведева предложил Роман Абрамович). В 2000—2003 годах — первый заместитель руководителя администрации Президента Российской Федерации. С июня 2002 до 2008 года — председатель Совета директоров ОАО «Газпром». С октября 2003 года по ноябрь 2005 годаруководитель Администрации Президента России. Упорное преодоление возникающих препятствий привели Дмитрия Медведева и Ху Цзиньтао к славе, к возможности осуществить все накопленные силы на благо общества. 10 декабря 2007 года Дмитрий Анатольевич выдвинут кандидатом в Президенты Российской Федерации от партии «Единая Россия». Кандидатуру Медведева в этот же день поддержали партии «Справедливая Россия», Аграрная партия России и партия «Гражданская сила». В. В. Путин также одобрил кандидатуру Д. А. Медведева. 2 марта 2008 года он был избран на пост президента Российской Федерации. В своей инаугурационной речи заявил, что приоритетной задачей на новой должности считает «дальнейшее развитие гражданских и экономических свобод, создание новых гражданских возможностей»[58]. В ноябре 2002 года на шестнадцатом съезде КПК был избран генеральным секретарем ЦК КПК Ху Цзиньтао, сменив на этом посту Цзяна, который продолжал быть председателем КНР. Когда Ху поднялся к вершине китайской власти, зарубежные наблюдатели не могли сказать что-либо определенное о его персональном политическом кредо. Сходились лишь в том, что он сторонник курса реформ, но при этом некоторые пытались увидеть в нем едва ли не потенциального "великого реформатора".

Будучи не понаслышке знакомым с трудностями жизни и растущим недовольством в бедных регионах страны, Ху посещал беднейших представителей крестьянства, монгольских пастухов, шахтеров, докеров. Он всячески культивировал образ скромности (к примеру, иногда ездил на работу на велосипеде), отменил тщательно спланированные правительственные церемонии, существовавшие при его предшественниках. Скромность и добродушие главы государства вызывали симпатию у бедной части китайцев и частично уравновешивали растущий отрыв по уровню жизни между бедными и обеспеченными. Ху довольно быстро дал понять, что радикальных реформ по западному образцу проводить не будет и намерен твердо придерживаться заданного ранее курса.

Внутриполитический курс Ху имел две главных составляющих: продолжение реформ в экономике и сохранение традиционной политики КПК в общественной сфере. Экономическая либерализация сочеталась с достаточно жестким социальным контролем, цензурой и пресечением любых угроз власти Компартии. Большое внимание Ху уделял ограничениям на распространение информации в интернете, в частности в блогах китайских пользователей[59].

Переизбрание в 2008 году Ху произошло на фоне роста напряженности вокруг Тибета. Проходили антикитайские акции протеста в Тибете, других областях Китая со значительным тибетским населением, а также в зарубежных странах. В КНР протесты привели к столкновениям с властями и человеческим жертвам[60].

Актуальным на сегодняшний день становиться вопрос внешней политики. Одним из волнующих в настоящее тем стала война в Южной Осетии. В своем докладе, мы тоже не можем обойти этот вопрос стороной, ведь за государственной политикой стоит ее глава. Вполне может случиться так, что 8 августа 2008 года будет знаменовать не открытие Олимпиады в Пекине, а решающую веху в эволюции международного сообщества, не уступающую по значению распаду Советского Союза и падению Берлинской стены – и даже затмевающую 11 сентября. То, что сейчас зарождается, вряд ли будет новой холодной войной, но кажется бесспорным, что новые разделительные линии ныне проходят по наиболее насущным вопросам безопасности и что впоследствии роль различных международных организаций неизбежно изменится. Пока «дракон» по-прежнему спокойно и мудро копит силы и упивается триумфом 8.08.08, «медведь», загнанный охотниками и их гончими, показал клыки и когти. В своей проницательной статье, главным образом посвященной роли западных неправительственных организаций (НПО) в Центральной Азии, Лоуренс Джарвик комментирует два наиболее вероятных сценария, очерченных Яном Лессером. Он считает, что с точки зрения интересов Соединенных Штатов и мирового сообщества в целом было бы лучше, если бы Вашингтон, вместо того чтобы поощрять силы (включая некоторые НПО), подрывающие стабильность в «недостаточно демократических» государствах, наоборот, способствовал наращиванию потенциала этих государств.

Расшатывание стабильности в государствах в надежде сделать их своими союзниками в новой Игре Великих Держав против стран, подобных Китаю и России, создало бы новые «горячие точки» нестабильности и терроризма. Проблема не в том, что в Китае и России господствует авторитаризм и поэтому они ведут себя не как западные демократии. Проблема в том, что Китай и Россия, также как возрождающаяся Индия, а в перспективе Бразилия и некоторые другие вновь возникающие центры силы, отказываются быть ассимилированными существующими международными системами власти на условиях, по которым им не дается (или дается очень ограниченное) право голоса.

Россия, как и Китай - в противоположность небольшим восточно - и центрально-европейским странам, которые действительно стараются стать более похожими на западные либеральные демократии, – отказывается быть ассимилированной существующей системой. Проблема состоит в том, что нечто, срабатывающее в случае, скажем, с маленькими государствами Восточной и Центральной Европы, может быть совершенно чуждо стране большего размера и с  большими проблемами.

Официально признав независимость Абхазии и Южной Осетии, Россия поступила так же опрометчиво, как и западные государства, которые признали Косово; обе стороны тем самым еще шире раскрыли ящик Пандоры в сфере территориальных споров. Решение Кремля привело к двум большим ошибкам. Во-первых, теперь Москве не приходится ожидать поддержки от многих государств, которые в противном случае отнеслись бы с пониманием или даже приветствовали бы эффектное противостояние России НАТО. Китай, Индию и множество других государств чрезвычайно беспокоит любое поощрение, которое их «собственные» меньшинства могут получить в своих требованиях независимости. В итоге хотелось бы отметить, что Ху Цзиньтао и Дмитрий Анатольевич Медведев действительно являются активно действующими личностями современной истории.

 

ПОЭТИКА ПОЛЕМИЧЕСКОГО ЭССЕ

(НА МАТЕРИАЛЕ ЭССЕ Б. ГРОЙСА «О НОВОМ»)

Е. В. Тарнаруцкая, Студентка. Cамарский государственный университет

Статья посвящена поэтике эссе Б.Гройса «О новом». Несмотря на то, что эссе Гройса обращено к проблеме нового в искусстве,  в нем – и на уровне формы, и на уровне содержания – прослеживается скрытая полемика автора с дискурсом деконструкции и идеями постструктурализма Жака Деррида. Посредством выделения пунктов полемики выясняется, что Гройс обвиняет антитоталитарную систему Деррида в тоталитаризме. На уровне формы полемика выражается в четком, простом, выверенном стиле письма Гройса, который откровенно противостоит «темноте» Деррида. В содержании главной претензией Гройса к Деррида является деспотичность его идей.

 

POETICS OF POLEMIC ESSAY (USING THE MATERIAL BY B. GROYS “ABOUT NEW”)          E. Tarnarutskaya, Student of Samara State University

The article is devoted to the poetics of the essay by Boris Groys “About New”. In spite of the fact that the article is dedicated to problems in modern art hidden polemics with discourse of deconstruction and poststructuralism ideas of its main ideologist J. Derrid is traced on the level of form and content. By means of highlighting polemics’ points is discovered that Groys accuses antitotalitarian Derrid’s system in totalitarism. On the form level polemics is expressed by clear, easy, checked Groys’ letter style who openly withstands “darkness” of Derrid. In content of the main Groys’ claim to Derrid we can see his despotic ideas.

В настоящей работе эссе Бориса Гройса (одного из самых авторитетных критиков современного искусства на западе) «О новом» рассматривается с точки зрения  содержайщейся в нем скрытой полемики с современными Гройсу тенденциями в культуре и философии (в первую очередь, с постструктуралистской философией). Полемика выражена в двух планах – плане содержания  и плане выражения.

В своей концепции нового Гройс утверждает, что культурная инновация есть прежде всего экономическая, коммерческая, торговая операция с ценностями, которая подчинена общей экономической логике современной цивилизации, а материалом инновации является профанная среда. В каждом произведении искусства можно выделить валоризованный и профанный слои, которые меняются местами, если меняется культурная перспектива. Но первая особенность в плане содержания, которую можно заметить – это то, что основные тезисы этой концепции были высказаны Гройсом уже в предисловии к книге (сб. «Утопия и обмен») и повторены во введении к эссе. Встает вопрос об излишестве последующего текста эссе. По логике стандартной для научных текстов весь последующий текст должен служить углублению, детализированию авторской концепции. От эссе, посвященного искусству, ожидается углубленный, проведенный на конкретных примерах искусствоведческий анализ, тем более, что речь идет о современном искусстве, которое как никакое иное нуждается в критике. Эссе Гройса не удовлетворяет эти ожидания, так как в работе разбирается лишь феномен ready-made Дюшана, а современные Гройсу художественные явления даже не упоминаются, хотя Германия (где эссе было написано) на сегодняшний день - один из центров современного искусства. Что касается детализации, то ее, конечно, можно заметить по ходу эссе: мысль о новом углубляется, обрастает уточнениями, оговорками -  но часто эти оговорки уходят далеко от концепции, даже от самой темы нового, становятся явно полемичными. Некоторые части эссе откровенно искусственно привязаны к концепции инновативного обмена (например, глава о христианстве, которая ничего не прибавляет к концепции нового). На мой взгляд, эти вставки – пример глубоко личных культурных вопросов и проблем, которые наравне с концепцией нового также решаются и обсуждаются (порой бессознательно) Гройсом в этом эссе.

Полемика отражается и в языке эссе, который можно было бы охарактеризовать как «метафизический дискурс». Гройс оперирует такими категориями, на которые деконструкцией (а именно деконструкция Жака Деррида как метод постструктуралистской философии является объектом скрытой полемики Гройса) наложено табу. Стиль письма Деррида чуждается определений и целью становится затрудненное письмо, которое не способствует коммуникации, а наоборот, затрудняет ее. Этот стиль работает на основную идею и концепцию его антиэссенциалистской философии, борющейся с утверждением о наличии всякой истины и смысла.

Стиль письма Гройса, напротив, откровенно противостоит «темноте» Деррида. Его термины повторяются, чужды синонимии, метафоричности, языковой игры. Он избегает многозначности и  многословности. Предложения точны и ёмки, содержат огромное количество вводных и соединительных частей речи: «поэтому», «следовательно», «итак», «если угодно» и т. д. Таким образом, сохраняется хотя бы видимая причинно-следственная связь развития мысли Зато совершенно сознательно Гройсом продуцируется использование метафизических эссенциалистских категорий, таких как Истина, Бог, Природа, Автор, Мышление, что, очевидно, подчеркивает открытое противопоставление стилю современной Гройсу философии. Эти категории, которые Деррида или вовсе не употребляет, или откровенно ироничен по отношению к ним, они же находятся у Гройса вне поля иронии.

Что касается плана содержания, то в нем мною выделены следующие пункты полемики. Во-первых, это постмодерное равенство. Гройс оспоривает постструктуралистскую теорию равенства дифференций, то есть того, что все объекты равны в своей разности и сливаются в одну индифферентную массу: в реальности, как он считает, не исчезает проблема выбора объектов музея или проблема социального престижа, моды. Во-вторых, это постмодерная утопия инаковости, где в качестве примера Гройс приводит моду. Мода нарушает кажущееся единство в инаковости (на котором настаивают постструктуралисты, говоря, что все настолько различно, что в этом различии и равно), так как выставляет какое-то одно различие более существенным и ценным, чем все остальные. Но вопреки распространенному пренебрежительному мнению о моде и вопреки любым философским системам то, что модно сейчас, имеет наибольшие шансы сохраниться в будущем. Таким образом теоретическое построение постструктуралистов опровергается практикой, и это полемика против закрытых сугубо «теоретических» теорий. Третий пункт полемики касается постмодерной дифференции. Дифференция – важнейшая категория постструктуралистской философии. Весь наличный мир, по Деррида, - это мир differance, мир вечного различАния, того, что существовало всегда (differance старше Бытия). Именно с утверждением изначальной дифференции мира категорически не согласен Гройс, так как событие нового состоит в новом отождествлении или в новой дифференциации. Но для нас важно, что Гройс не опровергает саму по себе постструктуралистскую теорию различий. Его не устраивает лишь изначальность различений, которую утверждают постструктуралисты. Последним пунктом полемики, который был выделен, является постмодерный антииндивидуализм, где Гройс рассматривает различные антииндивидуалистические теории.

Дело в том, что само понятие авторства является оспариваемым современной мыслью. Из обзора таких антииндивидуалистических теорий Гройс делает вывод о том, что постструктуралисты, выступая против авторства, понятого как авторитет, совершают обобществление языка, то есть изъятие его из индивидуальной собственности отдельного говорящего и пишущего.  Такое профанное недоверие к любой истине и релятивизация любых ценностей на свой лад крайне деспотичны, считает Гройс. Именно это, на мой взгляд, является основной претензией Гройса к постструктуралистской философии и является ключом к специфике и причине скрытой полемичности этого эссе. Термин «обобществление» объединяет в себе те качества постструктурализма, которые были указаны во всех пунктах полемики (постмодерное равенство, постмодерная утопия инаковости, постмодерная дифферентность и постмодерный антииндивидуализм): тоталитаризм, теоретизм, идеологичность, нарочитую закрытость системы, репрессивность и насильственность. Если любой текст, любая система изначально репрессивна, то тем более репрессивной и тоталитарно закрытой может быть система, нарочито вскрывающая тоталитарность. Чем больше борешься с тоталитаризмом, тем более тоталитарным рискуешь стать.

Таким образом, Гройс еще в 80х годах (когда эссе было написано) предвещает усталость, которая от накопится от деконструкции, жажду противостоять ее Также это боязнь тотальности постмодерна в личине массовой культуры, лишенной всякой основы и стремления к достижению истины.

 

СМИ  КАК СРЕДСТВО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПСЕВДОЦЕЛИТЕЛЬСТВА, МАГИИ И ОККУЛЬТИЗМА

Л. В. Фирсова, Студентка. Белгородский государственный университет

В статье говорится о распространении российскими СМИ объявлений о деятельности так называемых «магов», «целителей» и «потомственных знахарей». При этом ставится вопрос не только о целесообразности и качестве предлагаемых услуг, но и о возможных опасных последствиях таких действий для общества.

 

MASS-MEDIA AS MEANS OF DISTRIBUTION OF PSEUDO-HEALING AND MAGIC

L. Firsova, Student of Belgorod State University

In the clause it is spoken about distribution by the Russian mass-media of announcements of the so-called “Magicians”, “Healers” and “Hereditary sorcerers” activity. Thus the attention to the question not only on expediency and quality of offered services, but also on possible dangerous consequences of such actions for a society is brought.

После эпохи перестройки в российском обществе начали открыто действовать многие целители, экстрасенсы, колдуны, парапсихологи, астрологи, маги, йоги и т. п. Такая деятельность на сегодняшний день широко рекламируется в средствах массовой информации (СМИ, далее Н.А.). Многие печатные издания рекламного характера пестрят объявлениями разнообразных «целителей», магов, ясновидящих, экстрасенсов, астрологов и тем перечнем услуг, которые они могут предоставить. Так продолжается до сих пор и их число таких услуг постоянно растет. В России по некоторым данным свыше 300 тысяч «целителей», колдунов и т.п.[61].

На современный момент развития общества, средства массовой информации  стали мощным определяющим фактором, и во многом формирующим сознание современного человека. Это происходит благодаря возможности СМИ влиять и воздействовать на человека, на его сознание, путем изменения ценностных ориентиров. Таким образом, массовость ритуальных услуг в средствах массовой информации формирует в сознании человека определённое потребительское отношение к данным услугам. СМИ постоянно внедряют в сознание  человека достоинства и прелести общества потребления. Главный порок данной системы в том, что она заинтересована во все нарастающей деградации личности, в превращение человека в удобный объект для самых различных политических, экономических и духовно-культурных манипуляций[62]. Такое формирование сознания происходит двояко, во-первых, общие тенденции современное культуры XXI века формируют в человеке потребительское сознание к миру, к жизни, во-вторых, сами маги, «целители», астрологи и т.п., активно используют потребительское отношения человека в своих целях для повышения спроса своих услуг. Кроме того, на сегодняшний день печатные издания и телевидение наполнились сообщениями о необъяснимых явлениях и чудесах, контактах с инопланетянами и тому подобных сенсациях, что создаёт впечатление открытости и доступности таких явлений. Также в российской продаже имеется множество специальных журналов и газет по тематике оккультизма, эзотерики, парапсихологии, магии и много другого, что способствует повышению интереса литературы данной тематике.

Для начала заметим, что на сегодняшний день услуги магов, «целителей» и т.п. широко и ярко рекламируются в СМИ. При этом используются качественные рекламные объявления, часто использующие такие интригующие фразы, как: «настоящее гадание на картах», «качественное (полное) избавление от всех проблем», «решение всех проблем за один сеанс» и т.д. Также иногда, например, «целители» преподносят себя для читателей как носители прогресса и науки, таким образом, используется псевдонаучное описание своей деятельности.

Во многих объявлениях используется прямое манипулирование сознанием человека. Как правило, такие объявления никогда не говорят правду о настоящей деятельности «целителей», магов, потомственных знахарей. Бывает, что описание человеком самого себя в рекламном объявлении как мага чаще всего белого, не заканчивается этим, кроме того, он может называть себя «народным целителем», знахарем и т.п. Бывает же и наоборот, те «целители», которые говорят о себе, как именно о целителе, владеющим определённой методикой восстановления жизненных сил человека, могут также предлагать снятие порчи, сглаза, совершить гадание. Таким образом, используя конкретно магические, гадательные практики, «целители»  обманывают читателей, идентифицируя себя в сознании читателей как именно «целитель». Кроме того, часто под маской ясновидения, магии могут оказаться экстрасенсы. Самая главная идея экстрасенсорики — это идея универсальной и всепроницающей энергии, т. е. биополя. Что касается лечения, то основным средством, является энергия целителя. Перед тем, как исцелить больного, экстрасенс должен поставить диагноз и узнать, в чем проблема пациента. Затем ему нужно выровнять энергетическое поле больного. После этого он может начать лечение наложением рук или пассами, во время которых он будет передавать биоэнергию своему пациенту. Но экстрасенсы не ограничиваются этим. Они верят в исцеление на расстоянии, именно этому обязаны многочисленные услуги, связанные с фотографиями. При этом данные люди называют себя магами, потомственными знахарями, «целителями». Для всех способов лечения у экстрасенсов есть самые разработанные методы. Следовательно, можно предположить, что чистой магии или «целительства» нет, есть смесь магии, оккультизма, гадании, псевдоцелительства, психологии, экстрасенсорики, которая поставлена в бизнес. Интересным является конкретный перечень услуг в таких объявлениях. В большинстве случаев услуги в объявлениях охватывают все области человеческой жизни, но решают и действуют в частном сугубо-индивидуальном вопросе или проблеме. При этом часто как «целителями» так и магами, используется вывеска «христианская», а тем более «православная», что является прямым обманом. Для обоснования своей лжелекарской деятельности, они используют православную атрибутику и терминологию, что создаёт определённый конфликт. Вместе с православными молитвами, иконами и свечами применяются магические приёмы, чародейство, а также элементы оккультных систем. Само же использование православных символов и предметов просто усыпляет в человеке внимание и таким образом имеет место манипулирование сознания. Кроме того, псевдоцелители и мастера магии создают своей деятельностью конфликт с православием, так как, прикрываясь традиционной для России верой, они тем самым оскорбляют православие и вводят верующих людей в заблуждение [63].

Практически во всех объявлениях магов, целителей, экстрасенсов говорится про обряды, которые данные лица могут совершить по заказу клиента. При этом происходит определённое манипулирование сознанием человека, ведь обряд или ритуал, это формализованное поведение или действие, имеющее, прежде всего символическое значение, лишенное непосредственной целесообразности, но способствующее упрочению связей либо между постоянными членами группы, либо во взаимодействии между группами [64]. Поэтому обряд является формализованным обычаем, совершаемым в определённом месте и в положенное время по специальным поводам. При таком понимании обряда он связан с выполнением публичных действий, имеющих высокий знаковый статус в каком-либо обществе. В каждом обществе существуют обряды посвящения индивида в данное общество или в возрастную группу (наречение имени, крещение, запись имени, инициации, выдача паспорта и т.д.), дни рождения и юбилеи, свадьбы и похороны и т.д. Коллективные, общественные и государственные обряды напоминают о целостности общества, зафиксированной в памятных датах. Обряд утверждает преемственность нового со старым, его принятия как утвердившегося в обществе положения, что происходит, например, в случае утверждения нового главы государства: венчание на царство, клятва нового президента и т.п.. Но смысл обряда, рекламируемого множеством «целителей», магов, экстрасенсов, потомственных знахарей, бабушек и т.д. совершенно противоположен с данным смыслом обряда. Данные обряды направлены на материальную сторону человеческой жизни и имеют не символическое значение, а явственно практическое, что гарантируется отличным результатом сразу после совершения обряда. При этом обряды могут быть направлены на брак, сексуальную привлекательность, любовь, богатства, удачу и многое другое. Обряды таких магов решают проблемы практически всех сфер человеческой жизни: бизнес, здоровье, карьера, любовь, безбрачие, враги. Помимо этого обряды часто по заявлению магов могут быть направлены на снятие любых «негативов»: порчи, сглаза, проклятий, вредных привычек, зависимостей с помощью магии, молитв и заговоров. Такое описание обряда больше схоже с магией, оккультизмом, чем и является. Массовость таких объявлений в СМИ говорит о масштабности рынка таких услуг и указывает на хороший спрос данных услуг в современном российском обществе. Довольно часто в одних и тех же объявлениях для оказания своих услуг описываются столь разнообразные методы, что один человек должен обладать поистине огромным багажом знаний: оккультных, эзотерических, медицинских, астрологии, хиромантии и множества других гаданий - и при этом человек бывает обладателем «удивительного» дара исцеления. По неофициальной же статистике 95 % «целителей» не имеют даже медицинского образование, а свыше 40 % сами нуждаются в лечении психических отклонений [65].

Подводя итоги, заметим, что маги, псевдоцелители, знахари, экстрасенсы своей деятельностью приводят к постепенному духовному разрушению России и к изменению традиционных православных ценностей в обществе. Исходя из Доктрины информационной безопасности Российской Федерации угрозами конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России могут являться: противоправное применение специальных средств воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание; девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе; снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России; манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации)[66]. Деятельность таких целителей, экстрасенсов, колдунов, парапсихологов, астрологов фактически нарушает все пункты данной Доктрины. Кроме того, видно манипулирование сознания человека. Также следует упомянуть, что плата за услуги таких магов, как правило, довольно высока, именно поэтому данный бизнес широко рекламируется в СМИ и так бурно развивается. Напомним, что в ряде случаев «целители», маги и т.п. своей деятельностью могут повлечь за собой разрушение психического и физического здоровья, и таким образом угрожать человеческой жизни.

 

Концепт «смерть» и его лингвистическое выражение в стихотворении  Г.   Бенна «О ночь».

С. И. Дербенева, Аспирант, старший преподаватель СГАКИ

                Статья посвящена анализу лингвистического своеобразия концепта «смерть» в стихотворении Г. Бенна «О ночь», что представляется особенно актуальным, т.к. его поэзия мало исследована, с точки зрения языкового своеобразия и современной лингвистики. Тема смерти раскрывается в его лирике от лица поэта, патологоанатома и философа. Многогранность темы  находит своё выражение в разнообразии составляющих концепта «смерть», которые в дальнейшем мы будем называть «слоты». При изучении лирических текстов Г. Бенна нами были определены 5 слотов концепта «смерть»:  смерть, воплощённая в мёртвом теле; борьба человека со смертью; смерть как распад сознания; смерть как явление универсума; предчувствие собственной смерти. В данной статье мы рассматриваем слот «смерть как распад сознания» на основе стихотворения  Г. Бенна «О ночь». Центральной темой данного лирического текста является состояние наркотического опьянения под воздействием кокаина. В ходе анализа были определены следующие единицы слота: наркотический кайф, выход на другой уровень бытия,  потеря своего я, распад сознания, ведущий к смерти. Лингвистическое своеобразие данного слота определяют следующие стилистические особенности: деструктивный синтаксис, метафора,  символ,  символический ряд, неологизм.

 

Concept “death” and it’s linguistic presentation in the poem by  G. Benn “O night”

S. Derbenjova, The second year post-graduate student, Samara State Academy of Culture and Arts

                The article is devoted  to the analysis of a linguistic expression of the concept "death" in G.Benn's poem «O night» that is especially topical since its poetry is little investigated, from the point of view of a language originality and modern linguistics. The death theme reveals in its creativity on behalf of the poet, the pathologist and the philosopher. Many-sided nature of the theme finds the expression in a variety making the concept of "death" which further will be named «slots». At studying of lyrical texts of G.Benn we have defined 5 slots of the concept "death": the death embodied in a dead body; struggle of the person against death; death as consciousness disintegration; death as the universum phenomenon; a presentiment of own death. In this article we consider the slot «death as consciousness disintegration» on the basis of G.Benn’s poem «O night». The central theme of the very lyrical text is the condition of narcotic intoxication under the influence of cocaine. During the analysis, the following units of this slot have been defined: a narcotic high, an access on other level of life, loss of the ego, consciousness disintegration, which leads to death. The linguistic originality of the given slot is defined by the following stylistic features: destructive syntax, metaphor, symbol, symbolical number and neologism.

 

                Г. Бенн (1886-1956) является одним из самых  неоднозначных немецких поэтов 20-го в. Его творчество шокирует и граничит с эпатажем в связи с особой образностью лирических текстов, эксплицирующих потаённые страхи человека. Поэт развенчивает священные основы бытия, ломая при этом литературные традиции и клише.  Атмосфера сарказма и цинизма создаёт  особый колорит  творчества писателя.

Актуальность выбора лирики Г. Бенна в качестве предмета исследования обусловлена тем, что, несмотря на оригинальность и новаторство, его  поэзия до сих пор мало исследована, с точки зрения лингвистического своеобразия и, в частности, в свете концепта.

        Вся жизнь поэта связана со смертью. Он работал патологоанатомом в госпитале Берлина, был фронтовым врачом во время Второй Мировой Войны, потерял многих близких людей. Вследствие этого  концепт смерти находится в центре поэтического творчества Г. Бенна. Данная тема раскрыта в его лирике  с точки зрения врача патологоанатома, философа и поэта. Интерес к онтологическим вопросам всегда был свойственен человеку, а осознание сущности концепта «смерть»  даёт уникальную возможность, взглянуть на  смысл человеческой экзистенции с совершенно иной перспективы. При этом особый интерес представляет языковое выражение концепта. Символические ряды, метафоры человеческого тела, библейские аллюзии, оксюмороны, авторские неологизмы  и многие другие художественные средства создают неповторимый мир, в котором человек предчувствует смерть и вступает с ней в борьбу, страшится её и преклоняется перед ней.

                Концепт, согласно Карасик В.И., мы рассматриваем как лингвокогнитивное явление, т.е. единицу ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативную содержательную единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы, языка мозга и  всей картины мира, отраженной в человеческой психике.[67] Часть концептов имеет языковую «привязку», другие концепты представлены в психике особыми ментальными репрезентациями — образами, картинками, схемами и т. п. Анализируя лингвистическое своеобразие лирики Г. Бенна, мы обращаемся к индивидуально-авторскому концепту, который находит своё выражение в ключевых словах, свойственных поэту. Помимо общеязыкового значения данные слова получают некоторое приращение смысла, становятся символом силы, питающей творчество, источником познания.

Многогранность темы  нашла своё выражение в разнообразии составляющих концепта «смерть», которые в дальнейшем мы будем называть «слоты». При изучении лирических текстов Г. Бенна нами были определены 5 слотов концепта «смерть»:

Слот 1:   смерть, воплощённая в мёртвом теле;

Слот 2: борьба человека со смертью;

Слот 3:  смерть как распад сознания;

Слот 4:  смерть как явление универсума;

Слот 5: предчувствие собственной смерти.

                В данной статье мы рассмотрим слот концепта «смерть как распад сознания» на основе стихотворения  Г. Бенна «О ночь».        Слот «смерть как распад сознания» выражает в творчестве поэта гибель духа и тела под влиянием наркотических веществ.

                Центральной темой данного лирического текста является состояние наркотического опьянения под воздействием кокаина. Лексические средства, описывающие влияние наркотика, можно разделить на две основные группы: медицинский и поэтический дискурс. С точки зрения врача, Г. Бенн довольно чётко называет физиологические аспекты наркотического опьянения, например: «…Und Blutverteilung ist im Gange» («И кровь уже течёт по жилам»). Поэтический дискурс находит своё выражение в разнообразии стилистических фигур. Образ наркотика метафоричен.  С одной стороны, поэт идентифицирует кокаин с даром, приносящим наслаждение и открывающим истину. С другой стороны, это путь к смерти. В первой строфе блаженство от принятой дозы кокаина выражено в глаголе «blühen» (цвести). Но лирический герой знает также о необходимой плате за наслаждение, поэтому за бурным преждевременным расцветом неизбежно следует смерть: «…Noch einmal vorm Vergängnis blühn» (Последний раз расцвести перед смертью). Образ кокаина сливается с образом ночи, метафорой запретного и смертельного удовольствия. Поэт олицетворяет ночь, наделяя её возможностями бога. Анафора «O, Nacht!» («О, ночь!») являет собой своеобразное начало молитвы, обращённой к ночному божеству, которое дарует блаженство. Повтор выражает сильную потребность в наркотике лирического героя. Вторая, третья и четвёртая строфы описывают состояние изменённого сознания. Поток образов преобразуется в насыщенный смыслами символический ряд. Вечерний туман «Ein Abendnebel» символизирует границу реального и фантастического, размытый коридор, ведущий из окружающего нас мира в глубины подсознания. Пространство сужается, и лирический герой воспринимает себя  равнозначным вселенной: «Ein kleines Stück Zusammenballung, еin Abendnebel, eine Wallung von Raumverdrang, von Ichgefühl» (Сжатие пространства, вечерний туман, выход за рамки собственного я). Мечта становится осязаемой, наполненной реальными запахами. Но мир удовольствия разорван, разделён на части, на здесь и там: «Ein Hin und Her». Яркая метафора в третьей строфе: «Zerfetzt von Worte-Wolkenbrüchen» (разъятый разломами слов-облаков) выражает распад сознания лирического героя. Его тело-вселенная распадается на куски. Кокаин медленно убивает его и разрушает весь мир вокруг. Авторский неологизм «Worte-Wolkenbrüchen» создаёт атмосферу фантастического мира, где слово обличено в форму облака и расколото, подобно ему. Для характеристики особой лингвистики Г. Бенна  нами был разработан термин деструктивный синтаксис. Под этим термином мы понимаем синтаксис,  тяготеющий к нарушению структуры предложения или строки в рамках лирического текста. В данном стихотворении наиболее ярко деструктивный синтаксис выражен в третьей строфе. Вся строфа представляет собой эллипс. Поэт отказывается от глаголов, обращаясь к номинации. Лирический герой пытается поймать ускользающую реальность, выхватывая отдельные образы, не связанные друг с другом. Тире, разрывающее предложение, усиливает ощущение потери связи с реальным миром.

  Наркотический кайф постепенно проходит. Камни летят на землю. Всё вокруг меняет очертания. Образ смерти выражен при этом в разноплановых метафорах четвёртой строфы: «Nach kleinen Schatten schnappt der Fisch.Nur tückisch durch das Ding-Gewerde taumelt der Schädel-Flederwisch.» (Рыба, задыхаясь, пытается дышать маленькими тенями. Сквозь становление вещей различим взмах крыла-черепа.) Согласно Г. Бену, смерть – это тень, тёмный и неясный образ, непостижимый по своей сути. Смерть безмолвна, как рыба, скользящая в ночи. Смерть – птица, на крыле у которой череп. Данные метафоры олицетворяют смерть, создавая образ непостижимой, вечной и наделённой разумом силы, противостоять которой невозможно.

      Пятая строфа звучит как мольба о спасении. Возможность, избежать гибели, лирический герой видит в  очередной дозе кокаина: «O, Nacht! Ich mag Dich kaum bemühn! Ein kleines Stück nur, eine Spange von Ichgefühl». (О, ночь! Я почти не трону твой покой! Ещё немного, освободи мой дух.).  Далее следует эпифора, новая мольба о расцвете перед увяданием. Распавшийся на части лирический герой может лишь мечтать о возрождении в реальном мире: «O, Nacht, o leih mir Stirn und Haar…» (О, ночь, одолжи мне лоб и волосы.) Создаётся впечатление, что он хочет защитить от разрушающего действия кокаина своё сознание, свой мозг, поэтому просит вернуть ему именно лоб и волосы. Его организм инстинктивно сопротивляется гибели. Поэт просит ночь исчезнуть ради рождения цветущего дня. В этой строке: «Verfließ Dich um das Tag-verblühte!» («Растай вокруг дневных остатков!») скрыто неосознанное желание выйти из-под власти кокаина. Но наркотик оказывается сильнее, и лирический герой призывает ночь,  завладеть им окончательно: «Sei, die mich aus der Nervenmythe zu Kelch und Krone heimgebar». («Будь той, кто из мифических припадков вернула мне триумфа миг».) Круг замыкается после принятия новой дозы.

"O, still!" – призывает лирический герой в начале последней строфы. Это обращение к многочисленным мирам, завладевшим его сознанием.   Собственное «я» снова вытесняет пространство вокруг себя: "…es sternt mich anes ist kein Spott". Глазами-звездами смотрит на поэта его собственное лицо. Для описания мира-иллюзии недостаточно слов реального мира, поэтому Бенн использует неологизм "ansternen". Создается ощущение, что лицо лирического героя  — звездный купол. Постепенно происходит осознание самого себя: "…Gesicht, ich:  mich einsamen Gott…" (Лицо, я, одинокий бог…) В последних строчках прослеживается болезненный путь единения со вселенной. Лирический герой представляет себя одиноким богом, распавшимся на множество частей и потерявшим себя. Ему остаётся лишь мечтать об обретении единства: «…Sich groß um einen Donner sammeln…» (Собрать себя сквозь гром и хохот.) Г. Бенн показывает предсмертное блаженство, которое достигается путем употребления кокаина. Но наркотик создает иллюзию: и смерть, и удовольствия иллюзорны. Реальна гибель сознания, разрываемого на части, и увядание тела. Давая человеку возможность почувствовать себя богом, наркотик разрушает тело и дух, создавая иллюзию полной власти, подчиняет себе.

Таким образом, на основе анализа слота «распад сознания» авторского концепта «смерть» мы определили следующие единицы слота: наркотический кайф, выход на другой уровень бытия,  потеря своего я, распад сознания, ведущий к смерти. Лингвистическое своеобразие данного слота определяют следующие стилистические особенности:

·         деструктивный синтаксис

·         метафора

·         символ

·          символический ряд

·         неологизм

O, Nacht –:

O, Nacht! Ich nahm schon Kokain,

Und Blutverteilung ist im Gange.

Das Haar wird grau, die Jahre flieh'n,

Ich muß, ich muß im Überschwange

Noch einmal vorm Vergängnis blühn.

O, Nacht! Ich will ja nicht so viel.

Ein kleines Stück Zusammenballung,

Ein Abendnebel, eine Wallung

Von Raumverdrang, von Ichgefühl.

Tastkörperchen, Rotzellensaum

Ein Hin und Her, und mit Gerüchen;

Zerfetzt von Worte-Wolkenbrüchen –:

Zu tief im Hirn, zu schmal im Traum.

Die Steine flügeln an die Erde.

Nach kleinen Schatten schnappt der Fisch.

Nur tückisch durch das Ding-Gewerde

Taumelt der Schädel-Flederwisch.

O, Nacht! Ich mag Dich kaum bemühn!

Ein kleines Stück nur, eine Spange

Von Ichgefühl – im Überschwange

Noch einmal vorm Vergängnis blühn!

O, Nacht, o leih mir Stirn und Haar,

Verfließ Dich um das Tag-verblühte!

Sei, die mich aus der Nervenmythe

Zu Kelch und Krone heimgebar.

O, still! Ich spüre kleines Rammeln:

Es sternt mich an – Es ist kein Spott –:

Gesicht, ich: mich, einsamen Gott,

Sich groß um einen Donner sammeln.

О, ночь! [68]

О, ночь! Я принял кокаин,

И кровь уже течёт по венам,

Летят года, полно морщин,

Хочу, хочу в восторге пенном

Последний раз всплыть из глубин.

О, ночь! Мне нужно ведь чуть-чуть,

Немного сосредоточенья,

Рывок пространства- измещенья,

Порыв себя, ночная муть.

Край кровяного тельца, щуп,

Движений хаос, аромат

В глубокой яви, в мыслях сжатых,

Разбитых слово-туче-групп.

Слетают камни к нам на землю,

Хватает тени тихий сом,

Коварно вещь-творенье дремлет,

Качая черепным крылом.

О, ночь, о,  дай мне лоб и лик,

Растай вокруг дневных остатков;

Будь той, кто из мифических припадков

Вернула мне триумфа миг.

Не утомлю твоих седин!

Прошу немного и степенно - :

Стежок себя – в восторге пенном

Последний раз всплыть из глубин!

О, тишь! Я чую лёгкий грохот:

За мной следят – я не шучу - :

Я, одинокий бог, лучу

Лицо, себя: сквозь гром и хохот.

 

Список использованной литературы.

Источники:

  1. Benn G. Gedichte in der Fassung der Erstdrucke, Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, Frankfurt am Main, November,1982. 688 S.
  2. Г. Бенн. Перед концом света. – СПб.: Владимир Даль, 2008. – 294с.

Научно-критическая литература:

1. Вохрышева Е. В. Культурологические модели диалогического взаимодействия в новоанглийском языке. Самара: Изд-во академии культуры и искусств, 1998. 286с.

2.Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М.: ГНОЗИС. 2004. 390с.

 

Компании с многоуровневым маркетингом (MLM)

как особая потребительская субкультура.

П. Е. Царьков, ГУ Высшая школа экономики (Москва)

В статье, написанной в рамках экономической социологии, автор анализирует одну из маргинальных форм рынков – продажи в компаниях с многоуровневым маркетингом.

 

Companies with multi levels marketing, like a particular consumer’s subculture. 

P. Tsarkov, SU Higher school of economics (Moscow)

New religious movements and cults were included into a life of a modern society. The author of the presented clause, guided by the sociological, scientific and statistical works, describes a modern condition of the Russian society and its interaction with religious and commercial cults.

Первые компании, функционирующие по методу многоуровневого маркетинга, появились в нашей стране в 1993 году. И первой из них в России был всем  известный «Гербалайф». Но «сетевыми» были не только компании, предлагающие потребителям «БАДы». Важно понимать, что система MLM позволяет организовывать продажи не только так называемых «биологически активных добавок», но и любой другой продукции… Например, ряд страховых компаний также пользуются методом MLM.

Успехи подобных компаний поразительны. Например «Эмвеевская» продукция успешно распространяется (именно распространяется, а не продается П.Ц.) в восьмидесяти странах мира, при том, что качество этой продукции  на порядок ниже, например аналогичных товаров от Проктор Анд Гембла[69]. В этом, на мой взгляд, состоит главный вопрос исследования. Вполне посредственная, а зачастую и неликвидная продукция успешно сбывается в компаниях с MLM при наличии рынка с более качественной и боле дешевой продукцией с аналогичными характеристиками.

Но для чего создаются подобные компании? На мой взгляд, сетевые фирмы не выходят в магазины (на обычный рынок) из-за неконкурентоспособности их продукции. Они боятся, что производимый ими продукт не выдержит конкуренции, и поэтому создают под него особый рынок. И так, компании, работающие по принципу многоуровневого маркетинга – это особая форма рынков. Можно сказать, что это маргинальные структуры, или эксполярные (по выражению Т. Шанина). То есть они не вписываются в основное течение (мэйнстрим) экономики. Они стоят особняком. И для их анализа я предлагаю использовать не традиционные методы.

Однако некоторые фирмы прибегают к системе MLM только на начальном этапе своего существования, а  постепенно переходят к  распространению своей продукции через обычную сеть торговли и отказываются от сетевого принципа, превращаясь в обычные торговые компании. Например «Айвон», производящая косметику, или фирма «Цептрум», производящая посуду (тоже начинала как MLM – компания).

В данной работе я предлагаю анализировать компании, распространяющие БАДы, так как – они более «статичны», то есть никогда не выходят с этой продукцией на обычный рынок. БАДы – это неликвидный товар вне MLM – компаний.

Следует сказать о рыночной ситуации на сегодняшний день. Данные компании отличаются закрытостью и изоляцией и могут осуществлять свою деятельность под разными названиями. Это осложняет возможности для их обследования. Кроме того, вообще отсутствуют какие-либо статистические данные, касающиеся этих компаний и их продукции. Но, тем не менее, могу предположить, что количество таких компаний увеличивается. Вероятнее всего, это связано с тем, что возрастает количество людей, знающих методы организации и функционирования подобных компаний, которые осознают возможность получения материального благополучия посредством создания такой организации.

В Росси на сегодняшний день активно действует  Гербалайф (Herbalife), который использует дополнительные торговые марки: « Wellness » и « D ermojetics», Тенториум, NSP, Вижион (Vision), Дабао (Dabao), Тяньши ( Tyanshi ), Родник Здоровья (РОЗ), Коралловый клуб (Коралл), ЭПАМ-технологии, «Счастье жизни», а также ряд компаний – клонов Гербалайфа, созданных российскими предпринимателями[70].

Система многоуровневого маркетинга существует с 1959 года (с момента создания компании «Амвэй»). Со временем она совершенствуется, становясь, все боле агрессивной. Это можно объяснить также ростом числа MLM – компаний и тем, что между ними возрастает конкуренция. В данных компаниях важную роль играют психологические методы, применяемые для организации продаж и удержания членов.

Методология исследования.

Как уже было сказано выше, компании с многоуровневым маркетингом представляют собой особую форму рынков. Поэтому для анализа компаний с многоуровневым маркетингом и БАДов, реализуемых в них весьма трудным представляется использование известных пяти экономико-социологических концепций. MLM представляет собой маргинальное явление, не вписывающееся в основное течение экономики. Но, тем не менее, в какой то мере мне представляется возможным использование социокультурного подхода. Но в рамках данного подхода следует рассматривать лишь факторы, повлиявшие на появление многоуровневого маркетинга как социокультурного явления. Рынки же продаж внутри таких компаний работают по своим особенным законам (в данной работе они рассматриваются), не похожим на те, которые существуют в экономическом мэйнстриме.

В рамках социокультурного подхода следует рассмотреть ряд историчских предпосылок, повлиявших на формирование явления MLM.

Прежде всего, это продукт американской культуры. Первой в мире компанией, функционирующей по принципу MLM, был "Амвей" Остальные  подобные организации – это лишь клоны. Принципы их действия абсолютно идентичны. "Амвей"  был основан   в 1959 году в США, в поселке Ада, штат Мичиган, двумя   коммивояжерами - Ричем Девосом и Джейем Ван Анделем[71].  Так каковы же были исторические предпосылки возникновения первой в мире сетевой компании?

Многоуровневый маркетинг сформировался под влиянием религиозных идей, популярных в США в тот период. Также были заимствованы методы агрессивного маркетинга, также применяемые в религиозных сектах США. Скорее всего, на идеологические принципы MLM – компаний сильное влияние оказали идеи движения так называемой «Теологии процветания», а также псевдохристианского оккультного движения New Thought («Новое мышление»)[72]. Идеи этого движения были очень популярны в Америке в первой половине XIX века. Под влиянием идей «Нового мышления» и сформировалось движение «Теологии процветания» - более известного как неопятидесятники.

 Основателем New Thought был некогда известный экстрасенс  Финеас Паркхерст Куимби (1802-1886)[73]. Основная идея, выдвигаемая им, состоит в следующем. Причина всех человеческих неудач и болезней заключается в неправильном мышлении. Последователи New Thought считают, что человек может создавать собственную реальность с помощью силы позитивного утверждения. Для этого необходимо нарисовать в воображении образ здоровья и богатства, а за тем, утверждать этот образ богатства и здоровья, говоря о нем и ведя соответствующий образ жизни. Так, по их мнению, неосязаемый образ воплощается в действительности. Идеи New Thought послужили фундаментом для движения «Теологии процветания».

  Его последователи считают, что правильное использование слов, которые мы произносим  более эффективно, чем произносимая молитва.  Пастор Кеньоно формулирует эту мысль так: «Что исповедую, то и получаю»[74]. У них также существует особый принцип молитвы: «Назови, потребуй, получай». Таким образом, нужно лишь верно сформулировать свое желание (в подробностях фантазируя его – хочу автомобиль «Рено», обязательно зеленого цвета и с тонированными стеклами – и так далее вплоть до мелочей), потребовать это у Бога, и получить. У неопятидесятников принята особая форма исповеди (или свидетельства). Собрания членов «Теологии процветания» почти абсолютно идентичны семинарам, проводимым «Эмвэем» или «Гербалайфом». Их исповеди строятся на основном принципе, характерном и для компаний с многоуровневым маркетингом – всякое слово обладает творческой силой, поэтому человек может только говорить, что он всесилен, успешен, свят и так далее.  Так член организации видит вокруг себя других людей, утверждающих, что они  давно уже стали успешными, святыми и всесильными. Назову это «эффектом платья голого короля». Подобная техника активно применяется в сетевых компаниях. Там также все свидетельствуют о своей успешности и богатстве. Получается, что человек не может признаться себе в своих ошибках – Бог  (в «Теологии процветания») и «бизнес» (в M L M компаниях) уже дали ему все, что могли.

Очевидно, что Рич Девос и Джей Ван Андель были знакомы с идеями одного из этих движений, и, модернизировав их, смогли очень успешно применить в «Амвэе». Следует сказать, что на современном этапе M L M компании активно заимствуют методы у новых религиозных движений.  Например, компания «Арго», созданная в России, применяет саентологическую технику – «истории успеха»[75]. Каждый член «потребительского общества» должен писать свою историю успеха, где обязан рассказывать, как компания изменила его жизнь и как он теперь процветает. Даже если это не соответствует действительности, дестрибьютеры, придумывают свои истории успеха, которые затем показываются вновь пришедшим  в качестве рекламы компании. 

Практика хождения по домам с целью агрессивного навязывания товара была заимствована также у религиозно организации. «Свидетели Иеговы» были первой в истории организацией, применившей методы этого агрессивного маркетинга в 1920-х годах ХХ века.

Источники. В процессе исследования я использовал ряд качественных методов: включенное наблюдение (посещал собрания, проводимые компаниями с многоуровневым маркетингом) и интервью (было взято у шести человек – все они дистрибьюторы сетевых компаний).

Также мной была проанализирована литература. Ее условно можно разделить на три группы:

1. Собственная литература компаний с многоуровневым маркетингом, предназначенная для внутреннего пользования.

2. Различные источники и публикации, в которых содержится информация о рассматриваемых компаниях. Главным образом это публикация антикультистских групп – противников системы многоуровневого маркетинга, Интернет-источники.

3.   Научная литература, содержащая необходимую информацию по рассматриваемым вопросам.

При анализе рассматриваемой литературы был применен компаративный подход. 

Краткое описание состояния данного сегмента потребительского рынка на основе обобщения и анализа доступной информации.

Общий масштаб рынка и его основные сегменты.

И так, как было отмечено выше,  MLM – компании создают особый рынок, для производимой ими продукции.  Основной доход таких компаний, формируется главным образом,  не за счет продаж, но за счет привлечения новых членов-распространителей. Тем не менее, существует и специфический рынок продаж внутри организации.   Данный рынок включает в себя два сегмента, выраженные в продаже:

А) Непосредственно биологически активных добавок.

Б) Назову это рынок «интеллектуальной продукции»: тренинги, семинары, приобретение печатной, аудио и видеопродукции по повышению мотивации и т.д.

Теперь отмечу количество  предлагаемых наименований продукта в одной конкретной компании. Только одна компания «Арго» предлагает более 400 наименований БАДов [76], при этом на упаковках отсутствует описание ингредиентов продукта. Однако при внимательном изучении  каталога я обнаружил, что более ста препаратов содержат лецитин, но в разных пропорциях. Можно сделать вывод, что товары отличаются только названием и этикеткой.

Безусловным монополистом и бесспорным лидером в России и мире остается известная компания Гербалайф. Однако, эта монополия достигается благодаря использованию дополнительных торговых марок («дочерних» компании), так как бренд «Гербалайф» вызывает у потенциальных клиентов негативные ассоциации.

БАДы позиционируются как витамины или фармакологические лекарственные препараты. Таким образом, естественным конкурентами  «сетевиков» должны быть государственные предприятия, однако в действительности БАДы не являются средствами аналогичными лекарствам, а преподносятся как альтернатива. Не возможно сравнить, в связи с отсутствием каких-либо данных, объемы продаж в исследуемых фирмах и на государственных предприятиях.

Количество подобных компаний постоянно растет. Таким образом, появляются «клоны» - фирмы, похожие как близнецы, отличающиеся только названием. Это приводит и к росту конкуренции между ними. В ходе исследования я опросил шесть человек, и все они состояли в нескольких идентичных организациях. Один человек может быть распространителем сразу в нескольких (обычно не боле трех) компаниях.

Разные компании обычно действуют автономно, не сотрудничая с себе подобными, за исключением их рядовых распространителей, которые могут совмещать членство сразу в нескольких таких фирмах.

К данным кампаниям почти не применяется  государственное регулирование, в силу их теневой, непрозрачной деятельности. Их деятельность юридически трудно идентифицировать как организации продаж. Часто такие компании могут регистрироваться как некоммерческие организации, и почти невозможно доказать, что это не соответствует действительности.

Такие компании владеют одним или более собственными предприятиями, производящими необходимую продукцию. Они полностью автономны и не нуждаются в организации поставок товара.

Что касается характера деловой ассоциации, то важно отметить, что MLM – компании имеют пирамидальную структуру.

Профессиональные особенности и культурные практики.       Существует ряд отличительных особенностей подобных компаний. Собственно данные особенности и позволяют осуществлять экономическую деятельность в них. Я привожу ряд особенностей, позволяющих классифицировать компании как MLM:

1. Уровни членства в организации[77] Трудно установить точное количество членов компаний с многоуровневым маркетингом. Статистики, фиксирующей хотя бы приблизительное число лиц, вовлеченных в деятельность таких компаний – просто не существует. Трудным представляется установление количества членов даже в пределах одной конкретной организации. Это объясняется тем, что в MLM-компаниях существует как минимум три уровня членства, которые схематически изображаются в виде модели, представляющей несколько (минимум три) концентрических кругов, огибающих друг друга с единым центром в середине.

Внутренний круг этой модели (или ее ядро) представляет группу членов организации, которые являются высшим звеном – руководителями. Это основатель (например - Марк Хьюз – основатель Гербалайфа) и группа лидеров, приближенных к нему, то есть это элита компании. Представители данного кластера работают и зарабатывают только в этой компании и занимаются в ней только руководящей деятельностью: высшее звено, «маркетинговые гуру», руководители тренингов и курсов по повышению мотивации, «мастера продаж» - дающие мастер классы и тому подобное… Следующий круг представляют члены компании, которые все время проводят в ней и более ни где не работают. Иногда они совмещают членство в нескольких однотипных MLM-организациях. Это – сравнительно небольшой кластер, его представители иногда перетекают из одной сетевой компании в другую. Однако все же – его представители являются основными потребителями продукции, распространяемой их компанией. Они собственно составляют внутренний и основной рынок.

Третий и самый широкий круг членов – это люди, отчасти затронутые компаниями с многоуровневым маркетингом. Вполне логично предположить, что к нему принадлежит большая часть населения (по крайней мере в России). Это потенциальные члены второго уровня. Именно из них потенциально осуществляется набор в организацию, так как они – наиболее лояльны к ней.

Это те люди, которые иногда посещают семинары продаж или «мастер-классы» в сетевых компаниях. Могут сотрудничать с MLM-компаниями, например, в качестве дистрибьютора низшего звена: продавать косметику по каталогам (что часто распространено среди студенток или школьниц). Эта группа населения необходима компаниям для создания положительного имиджа или лобби. Эти люди создают фон, благоприятный  для приживания компании с многоуровневым маркетингом в обществе. То есть это – потенциальный резерв организации.

2. Роль лидера, организация, метод, постепенное посвящение[78] Можно выделить четыре основных признака компаний с многоуровневым маркетингом: сильное влияние лидера, организация, метод и постепенное посвящение членов.

1.        Роль лидера. В компаниях, работающих по принципу MLM очень сильно влияние лидера. Это авторитарные организации. Некоторые такие компании после смерти лидера распадаются, в других происходит следующее: либо появляется наследник лидера, либо  сама организация принимает на себя, его роль (так произошло в Гербалайфе после смерти его основателя Марка Рейнольдза Хьюза в 2000 году). В процессе того, как компания растет и развивается, увеличивается число помощников лидера. Они призваны играть роль более мелких лидеров для рядовых членов компании. Они во многом подражают основателю (лидеру), а рядовые члены – им. Так функционирует пирамидальная структура компаний с многоуровневым маркетингом. Это очень эффективная система, она способствует формированию единообразия в организации и обеспечивает достаточно жесткий контроль в ней.

2. Организация. Организация MLM-компаний не похожа по своей  структуре на обычные компании. Если ее можно с чем-то сравнить, то более всего она похожа на политическую партию с жесткой дисциплиной, с социальной направленностью на захват определенных важных стратегических позиций: для распространения в пределах одного государства, а затем с целью выхода на международный уровень.  Идентичные организационные структуры можно обнаружить у религиозных сект.

Главная цель компаний с многоуровневым маркетингом состоит в заполнении определенных влиятельных позиций, которые должны помочь укреплению и распространению организации в определенном социальном и географическом пространстве (в пределах города, области и так далее).

Данные компании работают в разных социальных нишах. Например, Гербалайф пытается установить связь с фармацевтической промышленностью и укрепиться в сфере медицины. «Арго» - на своем уровне пытается сотрудничать с пищевыми предприятиями и так далее. Как это происходит? Например, участковый врач, являющийся членом Гербалайфа, скорее всего, будет активно рекламировать компанию своим пациентам, и рекомендовать именно гербалайфовскую продукцию. Предположим, что членом данной MLM-компании является не рядовой врач, а главный врач поликлиники. Естественно, что в данной ситуации распространение влияния организации станет еще более эффективным.

Кроме того, ошибочным может являться мнение, что новых членов в компании с многоуровневым маркетингом привлекают дистрибьюторы, работающие на улицах. В действительности это  не так. Компании, работающие по принципу многоуровневого маркетинга, не считают своей главной целью привлечь новых членов с помощью уличных акций (данная практика широко использовалась Гербалайфом в России в 90-е годы). Такая уличная работа рядовых дистрибьюторов необходима для занятия времени и повышения энтузиазма у новых членов компании.

3.Метод. Метод – авторское изобретение лидера. Метод и определяет создателя организации как лидера. Метод обладает следующими характеристиками: простота, доходчивость, метод должен быть также всеобъемлющим. Но метод не работает вне организации, то есть «ключи» от него  находятся в руках лидера или компании.

Простота и доходчивость  – характерные черты всего постмодернистского общества. Компании с многоуровневым маркетингом предлагают простые инструкции: вы поправите здоровье, но вместе с тем разбогатеете, и это не займет много времени. Но достичь этого можно только в организации. 

Так Гербалайф, например, имеет два типа продаж (два пласта) – продажа товара (биологически активных добавок) и второй – продажа тренингов. Прибыль членам, главным образом, обещается не от продажи товара (БАДов), а от привлечения новых членов. Метод марка Хьюза выглядит так: можно похудеть, поправить здоровье, и стать миллионером, как и сам Марк Хьюз. Но все это возможно только при условии членства в организации и выполнения определенных инструкций.

4. Несколько уровней посвящения.

Когда новый человек приходит в компанию, работающую по принципу MLM, ему никогда не сообщают о содержании метода и идеологии, потом, что будет позже, по прошествию времени. Например «Гербалайф» проводит семинар на тему: здоровый образ жизни. При этом ни слова не говорится о том, какая компания организует семинар. На семинаре предлагается продукт, который способен сделать людей более здоровыми, поможет похудеть, словом обладает рядом замечательных характеристик. После приобретения препарата, покупатель может обнаружить, что в обычных магазинах продается более дешевый и качественный товар и  при этом лицензированный.

Организация предвидит этот этап, и тогда наступает второй уровень посвящения. Клиентам сообщается, что помимо улучшения здоровья и похудения можно разбогатеть, распространяя продукт. Человек будет зарабатывать, сам торгуя БАДами, но при этом –получать процент от каждой продажи привлеченными им  новыми дистрибьюторами. Так, после нескольких продаж БАДов друзьям и знакомым у дистрибьютора происходит переизбыток товара (который покупается за собственные наличные, а потом - перепродается).

Теперь включается третий уровень. Члену организации сообщают, что, не смотря на неудачу, он – член замечательной организации, несущий миру миссию – питание. На этом этапе наступает продажа тренингов. Человеку сообщат, что его постигла неудача из-за проблем с мотивацией, и это можно исправить, записавшись на тренинги. Тренинги – устроены по принципу многослойного пирога. Каждый из них оплачивается, а цена – постепенно возрастает.

3.        Психологические методы, применяемые в  компаниях с MLM[79].

 Существует четыре элемента для удержания людей в организации: контроль организации над поведением своих членов, контроль над их эмоциональной жизнью, контроль над языком и контроль над информацией[80]. Помимо этого, как отмечают психологи,  в процессе психологического воздействия в организациях с MLM существует три элемента этого воздействия. Они «включаются» почти одновременно.

Первый – отказ от прошлого. Человека заставляют признать неправильной и ошибочной тот образ жизни, который он вел до прихода в организацию. Так члены Гербалайфа верят, что до прихода в него их жизнь была неправильной, здоровье ухудшалось, они были неудачниками и так далее.

На этом первом этапе осуществляется разрыв прежних связей. Человек попадает в круг новых для него людей, которые говорят, что убеждены, что человек попал в самое нужное место. Как говорят в гербалайфе: «Единственный раз в жизни сделал правильный выбор». А так как связи с друзьями и родственниками разрываются, то человеку не с кем поделиться своими сомнениями. Человеку напоминают, что все старое – ведет к неудачам, и осталось позади. После этого психологического приема человек становится готовым для  усвоения новых внутригрупповых ценностей.

Второй этап – разделение воли и сознания. Это достигается посредством постоянного прослушивания аудио записей, чтения огромного объема литературы. Человеку некогда задуматься, потому что он постоянно слушает плеер с записью аудио-тренингов.

Третий этап, включается после усвоения двух первых – это внушение нового учения (метода).  Каждый сотрудник Гербалайфа, например, еженедельно посещает от одного – до трех семинаров (собраний)[81]. Кроме этого, людям дают задание – прослушать определенное количество аудио записей по повышению мотивации или прочитать определенный объем литературы (выяснено мной в ходе интервьюирования членов Гербалайфа). Эти задания таковы, что нужно почти целый день читать и слушать. На семинарах Гербалайфа есть правило (было установлено мной в ходе включенного наблюдения: при посещении такого собрания) – все вопросы задаются в конце. Лекция обычно состоит из нескольких пунктов. Предположим, у вас возник вопрос по первому пункту, а последний будет только через два дня. В ходе лекции используется такая риторика, которая должна вызывать лояльность посетителей: «наша миссия дать миру правильное питание, сделать людей счастливее, помочь каждому, дать шанс в жизни». Если человек заявит, что не согласен с каким-то пунктом, то это будет расценено группой как мелочность. Так, не соглашаясь, например, с первым пунктом, человек все же принимает всю цепочку рассуждений. Так осуществляется групповое давление.

4.        Пирамидальная структура компаний.

В основе модели компаний с многоуровневым маркетингом лежит пирамидальная структура. Она функционирует следующим образом.

Каждый из распространителей должен привлекать новых распространителей, чтобы получать процент прибыли от их продаж. В свою очередь, они привлекают новых и получают процент прибыли от тех, кого они привлекли, делясь с тем, кто привлек их. Таким образом, теоретически, каждый новый привлеченный человек приносит прибыль всей цепочке над ним, вплоть до руководителя фирмы. Но реально разбогатеть  можно только в том случае, если вы оказались первым в вашем регионе и смогли выстроить под собой пирамиду. Разумеется, таких людей очень мало.

 

Источники, используемые при проведении исследования:

1. Eric Scheibeler. Merchants of deception. New Jersey, 2001

2. Abgrall J. M. La mecanique des sects. Paris, 1996

3. Ritchie J. The Secret World of Cults.

4. Э. Праткинс. Эпоха пропаганды. М., 2007

5. Чалдини Р. Психология влияния. СПб., 1999

6. Hasson S. Combating Cult Mind Control. Vermont, 1990

7. В. В. Радаев. Социология рынков. М., 2003

8. Сергей Голубицкий: "Бизнес-журнал" - 05.12.2003.

9. " Вечерний Новосибирск "№ 17 (431) от 20.04.2005

10. Брошюра: «Истории успеха» – АРГО, Москва, 1999

11. Публикация в газете МК от 24 мая 2000 г. 22 мая 2000

 


Раздел 2. ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

 

ОБРАЗОВАНИЕ В ЕГИПТЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ АНГЛИЙСКОГО

ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ (1882 – 1906)

Н. А. Белолипецкая, Соискатель кафедры всеобщей истории Челябинского государственного университета

В статье на основе работ английских ученых, путешественников,  политиков, педагогов и журналистов конца ХIХ – начала ХХ вв. анализируется система образования, существовавшая в это время в Египте.

 

FORMATION IN EGYPT THROUGH THE PRISM OF ENGLISH

PUBLIC OPINION (1882- 1906)

N. Belolipetskaya, The competitor at faculty of general history of the Chelyabinsk State University

In the clause on the basis of works of English scientists, travellers, politicians, teachers and journalists of the end XIX - beginning XX centuries is analyzed an educational system which exsisted at that time in Egypt.

В 1882 г. в Египте произошло восстание Ораби-паши, что предоставило Великобритании формальный предлог для военного вторжения в страну и установления там собственных порядков. Помимо стратегического положения Египта и Суэцкого канала англичан интересовали ресурсы завоеванной территории. Одним из наиболее важных ресурсов являлось население страны, бесконечные разговоры о воспитании и образовании которого составляли значительную часть английской публицистики по египетскому вопросу. Широко распространенным являлось мнение о том, что феллахи – это работящие люди с хорошим характером, которым просто необходимо дать должное воспитание и образование[82].

В период английского господства в Египте сосуществовало несколько систем образования, которые были сформированы еще до прихода англичан. Наличие уже созданной системы позволяло им, в случае критики их методов управления в этой сфере, говорить о том, что они лишь стремятся исправить ошибки их египетских предшественников. «Для частичного оправдания настоящего положения дел в системе образования можно сказать, что не мы создавали ее, а обнаружили уже существующей»[83], - утверждал В.Чирол.

В Египте существовали государственные школы, начало созданию которых положил Мухаммед Али еще в начале XIX в. Кроме того, продолжала действовать традиционная система образования, включавшая две практически не связанные между собой ступени: начальные школы (кутабы) и высшее учебное заведение – университет при мечети Аль-Азхар. Помимо этих учебных заведений в стране было довольно много частных и миссионерских школ: английских, американских, французских; школ, предназначенных для образования представителей той или иной христианской деноминации.

Большинство мусульман получали образования в традиционных кутубах, которые не ставили перед собой задачи превратить ученика во всесторонне развитую личность. Представители министерства образования были крайне низкого мнения об этих учебных заведениях, о чем и уведомляли английскую публику. Директор европейского представительства при министерстве образования Р.Альдред-Браун констатировал, что условия обучения в этих школах прискорбно скверные и ценность получаемого в них образования весьма невелика[84]. Необходимо отметить, что качество образования в частных европеизированных школах также не заслужило у англичан высокой оценки: «Государственные школы не вызывают особого доверия, но они бесконечно превосходят частные, создаваемые египтянами и являющиеся просто корыстными спекуляциями»[85].

Высшее учебное заведение традиционной системы образования – университет Аль-Азхар продолжал традицию кутабов и лишь расширял представления учащихся о науках, связанных с изучением все того же Корана. В 1899г. журнал «Моктатыф», издававшийся сирийскими эмигрантами, следующим образом описал этот мусульманский центр науки: «Внутренность училища по своей обстановке самая архаичная: нет ни скамеек, ни кафедр. Профессоры со студентами располагаются на циновках, книги разбросаны по всем углам галереи. Программа учения также самая архаичная и консервативная. Проходят со всею восточной утонченностью арабский язык и науку фикх (юриспруденцию)»[86]. Английский путешественник, Г.Файф, отмечал, что «Аль-Азхар – это что-то вроде Оксфорда 12 века»[87]. Для англичан это учебное заведение олицетворяло собой их прошлое, которое можно было увидеть собственными глазами, поэтому политики, путешественники уделяли ему в своих записках большое внимание. Например, С.Лоу, историк и журналист, писал, что «Аль-Азхар живет в прошлом, он ограничен узким формализмом и его основной интерес составляют догмы, теология и традиции ислама»[88]. Англичан поражало, что современные знания, философия, литература в мусульманском университете не изучались, а наиболее ценным из преподаваемых предметов была классическая арабская филология, т.к. она позволяла познакомиться с обширным наследием исламской и античной мысли. В.Чирол отмечал, что обучение в Аль-Азхаре носит преимущественно формальный характер и ведет скорее к развитию памяти, чем мышления»[89]. Однако влияние этого учебного заведения в Египте и во всем исламском мире оценивалось англичанами весьма высоко. «Выпускники Аль-Азхара оказывают влияние на весь мусульманский мир, они являются миссионерами самой сильной ортодоксии и консерватизма»[90], - отмечал С.Лоу.

Централизованная государственная система образования появилась в Египте во времена Мухаммеда Али, который начал модернизацию всех сфер жизни страны. Она состояла из начальных школ, где обучали арабскому и одному из европейских языков, математике, истории, географии и религии, а также средних учебных заведений, где учащиеся уже делились на гуманитарные и естественнонаучные классы. Кроме того, существовали профессиональные училища, где изучали право, медицину, инженерию или преподавание. Таким образом, в Египте параллельно существовали две модели образования – египетская традиционная (кутабы и Аль-Азхар) и европейская (начальные школы и профессиональные училища). Они не соприкасались между собой, что не преминула отметить английская историография. «К 1914г. расстояние между двумя школьными системами было огромно. Одна система не могла руководить другой. Западные школы готовили юношей, исходя из западного знания, и подготовляли их для службы в модернизированной администрации. Исламские школы, хотя и были подвержены влиянию современности, преподавали юношам религиозные предметы и готовили их для традиционных околорелигиозных и религиозных ролей шейхов, имамов, муфтиев и школьных учителей. Только у некоторых были способности, энергия, проницательность или возможность, чтобы перейти из одной системы в другую»[91], - писал Л.Тигнор. Что касается разнообразных частных и миссионерских школ, то по своим особенностям они приближались к государственной европеизированной системе образования. Общественное мнение Великобритании чрезвычайно низко оценивало уровень грамотности египтян. В 1912 г. английская путешественница Э.Батчер писала, что «до недавнего времени мало кто из египтян умел читать или писать, кроме тех, кто принадлежал к чиновникам или европеизированным семьям»[92]. Ей вторил и лорд Кромер, отмечая, что «в настоящее время очень малая часть мужского и бесконечно малая часть женского населения может читать и писать»[93]. Точку зрения рядового англичанина по этому поводу хорошо выразил английский путешественник Дж.Вили: «Египет нуждается в школах. Его жители практически также невежественны, как и тысячу лет назад. Школы необходимо оживить, их количество должно быть увеличено, а преподавание модернизировано. Это коренная реформа»[94]. Характерным также было восприятие египетских феллахов как людей, нуждающихся в должном воспитании и образовании, что должно сделать их, по словам С.Кюселя, «истинным достоянием их страны»[95].

Одной из наиболее важных проблем англичанам представлялась подготовка преподавательских кадров. Местное население не обладало должной квалификацией, а англичане ехали в Египет в качестве преподавателей с надеждой быстро перейти в другой департамент, сделать карьеру. Никто из них не предполагал полностью посвятить себя делу повышения уровня образования египтян, министерство образования страдало от постоянной текучки кадров. Кроме того, английские учителя сталкивались в своей повседневной деятельности с рядом проблем, которые активно обсуждались в прессе. Прежде всего, египетские школьники были старше английских учащихся соответствующих классов. Согласно местным традициям в 13, 14 лет они уже могли жениться, у них появлялись дети. Обычно начальную школу они заканчивали в 14 лет, затем 6 лет учились в среднем звене, затем поступали в колледж. Подобное положение создавало серьезные проблемы с дисциплиной. Если в начальной школе поддерживать ее можно было без особого труда, то в средней это становилось уже сложнее. Как писал английский журналист и путешественник Дж. Стивенс, «Большая трудность в школе происходит от того, что мусульманин отнюдь не мальчик… Мальчик хорошо ведет себя в классах до 14, 15, 16 лет, а затем внезапно кофе и гашиш, и любовницы предъявляют свои права на него, и из кареглазого мальчишки он становится болезненным, фальшивым, тупым, кутящим городским жителем»[96].

При работе с учениками англичане неизбежно сталкивались с иными традициями обучения и с иной ментальностью. Египетские ученики стремились все заучивать наизусть, т.к. традиционная восточная система образования требовала воспроизведения сведений, не заботясь об их понимании. Ученики «стремились зарабатывать оценки больше хитростью, чем учебой»[97]. Английский путешественник Д.Сладен отмечал, что «египетские мальчики всегда приветствуют идею отдохнуть»[98], учеба и ее результаты их не интересуют. Единственная составляющая английского образования, которая отлично прижилась в египетских школах – это спорт, в частности футбол. Англичанами отмечалось также, что египетские мальчики любят поговорить, неважно о чем, им просто нравится звук их собственных голосов, устные задания они предпочитают письменным.

Английских учителей возмущало, что египетские школьники не склонны учиться на ошибках, ни на своих, ни на чужих, они допускают одни и те же промахи постоянно, не исправляя их. Один из педагогов даже составил список ошибок и недостатков, которые были характерны для всех египетских школьников:

1.Невнимательность, неспособность понять или запомнить больше, чем заключено в коротком предложении.

2.Беспомощность в письме: постоянные пропуски букв и даже целых слов.

3.Игнорирование всех наук, кроме грамматики арабского языка.

4.Постоянное повторение одних и тех же ошибок: выученные в начальной школе, они никогда не забываются.

5.Нежелание понимать что-либо просто из любви к знаниям.

6.Постоянное и охотное заучивание наизусть, но при этом слабое понимание сути предмета.

7.Страх перед самостоятельным мышлением и выбором.

8.Внимание к мелочам и отсутствие целостного видения[99].

Подобная рассеянность и невнимательность учеников ставила английских педагогов в сложное положение: у них не было никаких мер воздействия на учеников, телесные наказания в египетских школах были запрещены. Учителя отрицательно восприняли их отмену: Тот же Д.Сладен отмечал: «Все египетские учителя согласны, что большой ошибкой была отмена телесных наказаний. Они говорят, что египетские мальчики настолько робки, что если один будет наказан, то новость быстро распространится по школам, и больше не будет проблем»[100]. Отсутствие методов воздействия на учеников приводило, по мнению англичан, к поверхностному знанию ими предметов, мало кто из них мог сдать государственные экзамены. Английских школьных инспекторов постоянно поражал низкий уровень подготовки учеников, демонстрируемый ими на экзаменах: в среднем только около трети школьников проходило эти экзамены успешно[101]. Сложность представляло также форсированное изучение многих предметов и отсутствие наглядности. Например, школьники изучали европейскую, а не восточную историю. Сложно правильно оценить и понять исторические явления иной культуры, не зная контекста ее развития, зачастую даже не имея о ней никакого представления. Форсированное изучение гуманитарных предметов приводило к тому, что у учеников была буквально каша в голове: они не имели четкого представления ни об одной исторической эпохе, ни об одном явлении, сущность европейской культуры оставалась чем-то непознанным и угрожающим.

Еще одна трудность, с которой сталкивались английские учителя, - это изучение языков. С самого первого года обучения ученики изучали параллельно арабский язык и английский или французский на выбор. К 14 годам школьник начинал бегло говорить на одном из иностранных языков. Большинство англичан, приехавших в Египет для преподавательской деятельности, арабского языка не знали. Они сразу начинали вести предметы на английском, который, в свою очередь, был слабо знаком их ученикам. Это порождало трудности в изучении любого предмета и непонимание между учителями и учениками. Тем более что англичане даже не пытались понять своих учеников, ограничивая общение с ними исключительно классными часами. Их не интересовали благополучие и истинные знания их учеников. Английский советник по образованию Д.Данлоп поощрял преподавание только на английском языке: «Мы только теряем время, объясняя то, чему учим местное население, по-арабски, вместо того чтобы заставлять их учить английский»[102]. Знание английского языка было необходимо для успешной карьеры, но гораздо большей любовью пользовался французский язык. Именно французы олицетворяли для египтян европейскую культуру. Каждая школа делилась на две части: в одной половине изучали английский язык, в другой преподавание велось на французском. Обеспеченные и высокопоставленные родители отдавали своих детей изучать французский, родители же бедных учеников позволить себе такого не могли. Только знание английского открывало возможности для карьерного роста. Тот, кто мог позволить себе не думать о карьере и пропитании, предпочитал французскую половину. Английские путешественники отмечали существенную разницу между английской и французской половинами школ: «На французской стороне вы обнаружите, что ученики понимают, как пользоваться ножами, вилками и ложками и не кидают кости под стол. На английской стороне требуется постоянная борьба для предотвращения совершения юными египтянами подобных грубых бестактностей»[103]. В ходе своей работы в Египте англичане боролись с французским языком и постепенно преподавание на нем практически полностью прекратилось.

Таким образом, можно констатировать, что английская публицистика уделяла особое внимание уровню грамотности египтян, особенностям традиционной религиозной системы образования, качеству получаемых учениками знаний и трудностям, с которыми сталкивались английские учителя при обучении египетских школьников по европейским стандартам. Бытовало широко распространенное мнение о том, что образование в Египте нуждается в коренной реформе, осознавалась необходимость создания полноценного высшего учебного заведения и расширения элементарной грамотности основной массы населения, однако конкретных шагов в этом направлении английской администрацией так и не было осуществлено.

 

ПоследнЯЯ войнА печенегов с Византией

                А. К. Бороздина, Аспирант. Киевский славистический университет (Украина)

В статье освещены проблемы изучения последнего набега печенегов на Византию, подробно рассмотрены противоречивые описания средневековых авторов этой войны, что доказывает недостаточную изученность данного вопроса.

 

THE LAST WAR OF THE Pechenegs With Byzantium

A. Borozdina, Рostgraduate of Kyiv Slavonic University (Ukraine)

In the article the problems of studying of last attack of the Pechenegs to Byzantium are elucidated, inconsistent descriptions of medieval authors of this war that proves an insufficient level of scrutiny of this point in question are considered in detail.

В XII в. прекращается история печенегов как самостоятельного этнического целого, поглощенного новыми волнами кочевников или слившегося с автохтонным оседлым населением. Постепенно уменьшается и количество сведений о печенегах в источниках: к середине-концу XII в. в русских летописях встречаются лишь спорадические упоминания о некогда грозных врагах русских князей[104]. Изучение заключительных страниц истории печенегов связано с рядом проблем последнего печенежского набега на Византию из-за Дуная, датируемого 1121/22 или 1122/23 гг.[105].

На пятом году своего правления, когда «скифы» переправились через Истр и стали опустошать фракийские земли, византийский василевс, как сообщает Никита Хониат, выступил в поход против них[106]. Так началась война Иоанна II Комнина с задунайскими кочевниками, известная историкам как последняя печенежская война Византии, окончившаяся полным разгромом печенегов. Синхронным с этими данными является сообщение Ипатьевской летописи: «В лето 6629 прогна Володимер Берендичи из Руси, а Торци и Печенези сами бежаша»[107]. Больше никаких данных по этому поводу в русских источниках не содержится. Кочевники, нахлынувшие при Иоанне II Комнине на Византию, почти единогласно до сих пор считались печенегами. Однако М.М. Фрейденберг рассматривал их как половцев[108]. Специально изучивший этот вопрос П. Диакону также считает «скифов» византийских источников куманами[109]. Г. Моравчик считал, что содержание этнонима «скифы», которым обозначены кочевники – противники Иоанна II, может обозначать печенегов, узов или куманов[110]. Хотя в первом томе своего труда[111] он называет «скифов» в 1121 г. печенегами.

Сопоставление известий византийских хроник и других источников о войне 1121-1122 гг. с сообщением Ипатьевской летописи под 1121 г. дает возможность представить себе предположительную причину последнего набега печенегов с узами на Византию. Как доказал М.В. Бычков, причиной ему явились действия князя Владимира, прогнавшего берендеев из Руси, после чего торки и печенеги вынуждены были двинуться оттуда сами[112]. Никита Хониат, вспоминая о печенежской войне Алексея I Комнина, говорит, что кочевники тогда заняли Фракию и опустошили большую часть Македонии[113]. К. Феррари начало военных действий датирует 1084 г.[114].

Военные действия проходили на пространстве между Дунаем и, несомненно, Балканами: Михаил Италик говорит о битвах у гумма[115]. Златарский, напротив, полагает, что кочевники проникли за Балканский хребет, и решающая битва произошла в окрестностях Веррои[116] (совр. Стара Загора). Действительно, по Киннаму[117], Иоанн II зимует в окрестностях Веррои, откуда весной 1122 г. начинает решающий поход на «скифов». Естественным было бы предположение, что византийский лагерь отделялся от печенегов горным хребтом: вряд ли было целесообразно устраивать зимние квартиры на глазах у находящихся рядом врагов. Во всяком случае, ни в одном источнике не указано, что «скифы» проникли за Гем.

В наших источниках нет ничего о месте перехода кочевниками Дуная, но можно попытаться высказать предположение об этом. Известно о неоднократных переправах печенегов и узов через Дунай в нижнем его течении, против Добруджи[118]. В районе Дристры, Вичины жили печенеги, благодаря которым осуществлялась переправа печенегов в ромейские земли во время войны 1086-1091 гг.[119].

По мнению М.В. Бычкова, можно локализировать переход кочевников в 1121 г. восточнее Олтении, что могло бы соответствовать их пути из Киева[120], будь они изгнанниками Владимира, известными по русской летописи[121]. Сообщив о вторжении кочевников, наши авторы рассказывают об их действиях на ромейской территории. Они грабят фракийские земли, разрушая все, что попадется на пути[122]. Узнав об этом, Иоанн II Комнин спешит к месту событий[123]; туда собираются отовсюду ромейские отряды[124], чтобы разделенным, обособленным племенным силам «скифов» противопоставить собранное, единое ромейское войско[125]. Византийский император с армией зимует в Веррое[126]. Воспоминание о тяжелых войнах с печенегами при Алексее I Комнине, когда была опустошена, по словам Никиты Хониата, Фракия и большая часть Македонии, требовало хорошей подготовки к войне[127].

Вместе с тем византийцы предприняли удачную попытку внести раскол во вражеские силы. Киннам говорит об этом как о главной причине остановки на зимние квартиры[128], а Никита Хониат называет этот шаг «стратегическим приемом»[129]. Поскольку было известно, что пришельцы расположились отдельно по своим племенам («филам»)[130], к различным вражеским «филарахам»[131], видимо, племенным вождям, отправляются послы[132], по Никите Хониату, «единоязычные со скифами»[133]. Киннам сообщает, что послам удалось одних из противников склонить на свою сторону, с другими же василевс решил воевать[134]. По Хониату, «скифские» вожди были поражены шелковыми тканями, серебряными чашами, сосудами и т. п. Воспользовавшись тем, что послы были отвлечены подарками, Иоанн решил неожиданно напасть на них[135]. В речи к императору Мануилу Комнину, где при упоминании печенежской войны Иоанна отмечается «удачный обман»[136]. По мнению П. Готье[137], под этой хитростью подразумеваются события, известные только по Михаилу Сирийскому: как некогда Алексей I, арестовавший печенежских послов, Иоанн II приказал арестовать всех варваров, имевших право пребывать на греческой территории, после чего предпринял штурм печенежского лагеря[138].

Подкуп был традиционным методом византийской дипломатии[139], и, как бы ни оценивать его – как стыдливую замену «дани» более мягким «подарки»[140] (что в данном случае маловероятно) или как средство охраны границ[141], он был очень действенной мерой, когда дело касалось кочевников, особенно разноплеменных[142].

Первое столкновение византийцев с кочевниками было, как явствует, неудачным для ромеев. Сначала какое-то время чаши весов успеха колебались то в одну, то в другую сторону[143]. Затем, видимо, возникло смятение в византийском войске[144]: ромеи устремились вперед, были отброшены, отступили и, хотя бросались и дважды, и трижды на врагов, были отбиты. И вот разорван строй, распался ряд. Ужас вселился в стратиотов, отвага – в варваров. И уже склонил знамя знаменосец[145]

Произошла самая грозная схватка из тех, которые когда-либо были, по словам Никиты Хониата[146]. Преимущество печенегам перед ромеями создавали стремительные конные атаки, обстрелы из луков, действие оглушительного крика, сопровождавшего их налеты[147]. Михаил Италик[148] и Никифор Василаки[149] сообщают о ранении Иоанна II Комнина в этом бою стрелой в ногу.

Следующим этапом войны было, видимо, наступление византийского войска[150]. Но натиск ромеев натолкнулся на крепкую оборону противника. Киннам и Никита Хониат подробно рассказывают о военной хитрости печенегов, огородившихся повозками и создавших тем самым подобие крепости, сквозь «стены» которой невозможно было пробиться нападавшим, но из-за которой легко было поражать противника[151]. Киннам рассказывает также, что «скифы» поставили вовнутрь женщин и детей[152]. Такой вид защиты[153] позволил печенегам удачно отбивать атаки войска Иоанна II. Требовалось какое-то решительное действие, чтобы сломить эту оборону.

В изложении решающего момента битвы указанные авторы расходятся друг с другом. Четок рационалистический рассказ Киннама и Михаила Сирийского. Василевс, видя, что атаки печенежского укрепления безуспешны, решает штурмовать его не на копях, а спешившись[154]. При этом он приказывает «британским секироносцам»[155] рубить повозки противников. Это приносит успех: «скифский» лагерь захвачен. Хониат отмечает другое[156]. В битве василевс не только оказался хорошим и умелым воином, но и проявил невиданное благочестие: когда ромейские фаланги изнемогали под натиском врагов, он, взяв икону богоматери и с плачем взирая на нее, в уничижении проливал слезы, более горячие, чем пот сражавшихся. И не бесплодно, по словам повествователя, было действие это: тотчас же василевс облекся силой свыше и прогнал скифские войска, как некогда Моисей, простерши руку, отвратил полчища амалекитян. Таково объяснение писателя, создающего скорее исторический роман, любящего интересные и занимательные сюжеты[157].

Военные действия завершились уже на левом берегу Дуная: Феодор Продром отмечает подвиги севастократора Андроника за Дунаем[158]; Никифор Василаки говорит, что кровью врагов окрасились потоки Истра[159].

Об итогах последней войны печенегов мы узнаем главным образом у Киннама и Никиты Хониата. Большая часть оставшихся в живых и сдавшихся византийцам была расселена в ромеиских пределах[160]. Хониат указывает на то, что это была западная часть государства[161]. Кроме того, немалая часть «скифов» была зачислена в качестве вспомогательных отрядов византийской армии[162].

В дальнейшем мы встречаем печенегов (или куманов) в составе ромейского войска: во время войны Иоанна II и Киликии в 1138 г. при взятии Нистрии, затем Шайзара[163], в половецкой войне Маиуила 1148 г., возможно, в битве у Бари в Италии, в походе на Кылич-Арслана II 1160 г. В кампании Мануила I в Венгрии в 1165 г. против Стефана III, в битве у Срема в 1167 г.[164]. Наконец, большая часть пленников, по Хониату, была продана[165].

По случаю победы был устроен триумф с молебном и установлен праздник, названный, как сообщает Хониат, праздником печенегов, в память о совершенном[166].

0б окончательном истреблении Иоанном II Комнином своих врагов говорят и Феодор Продром[167], Михаил Италик и Никифор Василаки (Гарсия[168]). По-видимому, эта победа над печенегами современниками в Византии воспринималась как решающая и окончательная. Хотя в 1150 г. во время похода Мануила I на Сербию печенеги еще выступают в союзном сербском войске против Византии.

Период войн печенегов с Византией является последним по степени активности этого союза племен и, безусловно, заслуживает дальнейшего изучения. Как видно из вышеуказанного, даже признанные всеми источники противоречат друг другу не столько в деталях (что является в некоторой степени допустимым), сколько в ключевых моментах отображения столкновений кочевников и Византии.

 

АНГЛО-ИРЛАНДСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ГЛАЗАМИ

РУССКИХ ПУБЛИЦИСТОВ XIX ВЕКА

А. С. Быкадорова, Аспирант. Поволжская государственная социально-гуманитарная академия

В статье показан взгляд русских публицистов ХIХ века на Англо-Ирландские отношения, раскрываются причины сочувственного отношения русской общественности к положению Ирландии. Автором дается описание английской политики в отношении «Изумрудного острова» и ответных действий ирландских экстремистов.

 

ENGLISH-IRISH ATTITUDES EYES OF RUSSIAN

PUBLICISTS OF XIX CENTURY

A. Bykadorova, Postgraduate of Volga region State socially-humanitarian    Academy

In the clause the sight of Russian publicists of XIX century at the Anglo-Irish attitudes is shown, revealing the reasons of the sympathetic attitude of Russian public to position of Ireland. The author gives the description of English policy concerning “Emerald Island” and reciprocal actions of the Irish extremists.

Тема кросскультурных связей стран в современной исторической науке пользуется повышенным вниманием. Это связано с тем, что нередко национальное восприятие одного народа другим влияет на отношения между государствами. В межэтнических отношениях наше поведение строится на том, как мы воспринимаем тот или иной народ, нацию, этнос. Положительный образ способствует установлению прочных контактов, когда как отрицательный препятствует сближению наций. Восстанавливая эти образы-представления, мы проникаем в духовную жизнь общества, чувства людей того времени. А это важно для историка.

На страницах русской либеральной прессы конца XIX века англо-ирландским взаимоотношениям уделялось значительное внимание. На наш взгляд, интерес к этой проблеме у русских корреспондентов был тесно связан с англо-русскими отношениями. Контакты России и Великобритании имели длительную историю и были весьма плодотворны. С одной стороны эта страна была уважаема, так как имела длительную историю, была богата, владела колониями, её могущество на море сложно было оспорить, её политический строй оставался эталоном, незыблемым в течение многих веков. Но русскими осуждались излишний практицизм, рационализм англичан, их жестокость по отношению к жителям колоний. Проблемы Ирландии как неотъемлемой части Британской империи в конце XIX века не могли не привлечь русских обозревателей своей остротой.

Ирландия долгое время находилась в зависимом состоянии, была, по сути, колонией Англии. До XX века русская и ирландская нации не общались ни на политическом, ни на экономическом, ни на культурном уровнях. Но всё же интерес к Ирландии, её истории возник в русском обществе, о чём свидетельствуют материалы русской либеральной прессы XIX века, а так же самостоятельные исследования истории этой страны. Интерес к Изумрудному острову связан, в первую очередь, с энергичными попытками ирландцев в XIX веке разрешить проблемы, исторически сложившиеся в стране ещё в XV-XVII веках. Аграрные преступления, создание национальных ассоциаций для борьбы за свои права, активная парламентская деятельность обструкционистов вызывали повышенный интерес мировой общественности к этому государству, желание понять причины подобных действий. Это, в свою очередь, приводило к стремлению более глубоко изучить историю этой страны, её особенности, проанализировать причины сложившегося положения, попытаться спрогнозировать развитие ситуации. Все эти тенденции наглядно иллюстрирует русская либеральная пресса конца XIX века.

Так же можно отметить, что интерес русских к Ирландии  был связан и с теми проблемами, которые выдвигались на первый план в конце XIX в. российской действительностью. Среди них можно выделить: национальное самоопределение, аграрный вопрос, вопрос о политическом устройстве страны, социальные контрасты и т.п. Сведения об англо-ирландских отношениях можно почерпнуть в некоторых русских либеральных журналах XIX века, таких как «Вестник Европы», «Русское богатство» и «Русская мысль», а так же в книгах «Англия, Уэльс и Ирландия» Е. Астори и «Истории Ирландии» Г.Е.Афанасьева.

Вышеперечисленные журналы выходили ежемесячно и содержали статьи научного и общественно-политического характера, а так же беллетристику, обзор книжных новинок и театральных постановок. Сведения об английской политике в Ирландии печатались в рубрике публицистического характера, в «Иностранном обозрении», освещавшем события в мире. Книга Е. Астори представляет собой путевые заметки, содержащие экскурсы в историю Англии и Ирландии, интересные сведения о характере местных жителей, их быте.

Книга Георгия Емельяновича Афанасьева «История Ирландии» представляет особый интерес, так как это одна из первых обобщающих работ по истории Ирландии, которая отражает представления российской исторической науки конца XIX века об этой стране. Её автор — приват-доцент всеобщей истории Новороссийского университета. В изложении русских публицистов история англо-ирландских отношений предстаёт очень трагичной. Она представляет собой завоевание, подчинение одного государства другим, а не добровольное соглашение, союз двух стран во имя процветания и благоденствия. Жестокость англичан, их несправедливое отношение к жителям острова красной нитью проходит через всю историю англо-ирландских отношений. Русские авторы отмечают, что Англия обратила свой взор на Ирландию задолго до XII века, но завоевание острова началось только при Генрихе II и затянулось на несколько веков. Среди причин, толкнувших англичан на вторжение и последующее подчинение своего соседа, можно назвать политические, а именно стремление расширить территорию владений английского короля. Плодородная почва острова (недаром его называют Изумрудным), корабельный лес, а также возможность пополнения государственной казны Англии за счёт новых налогоплательщиков — экономические причины. Кроме того, Ирландия могла стать важным пунктом утверждения английского господства на море, так как имеет удобное географическое положение, что является стратегической причиной завоевания Ирландии.

Ирландцы не хотели мирно отдавать свою страну англичанам, поэтому процесс покорения затянулся. Помимо этого, английские короли боялись усиления своих вассалов в Ирландии, поэтому поддерживали их взаимные распри и подстрекали против них коренных жителей острова. Образование абсолютной монархии в Англии привело к подчинению всей Ирландии английской короне. Английское покорение Ирландии завершилось. Следствием этого было усиление религиозного, экономического и политического гнёта коренного ирландского населения в эпоху Тюдоров и Стюартов. Это, в свою очередь, вызывало череду кровавых восстаний жестоко подавляемых английскими войсками.

Русские авторы указывают, что начало английской революции было воспринято ирландцами как удобный момент для восстановления независимости острова. Восстание местных жителей было очень жестоко подавлено Оливером Кромвелем. Он преследовал как стратегические, так и экономические цели.  С одной стороны, он старался не допустить превращения Ирландии в плацдарм для иностранных противников и роялистов, а с другой — получить прибыль. Солдатами Кромвеля уничтожались не только гарнизоны крепостей, но и большинство мирных жителей. По «Акту об устроении Ирландии» (1652 год) осуществлялся суд над участниками восстания, производились конфискации земель, их распределение и т.п. В соответствии с этим документом все ирландцы, принимавшие участие в восстании до 1642 года подлежали смертной казни, а их земли конфисковались. Все остальные ирландцы должны были переселиться в провинцию Коннаут и получить там свою землю. Коннаут был предоставлен ирландцам, потому что это была болотистая и скалистая местность, мало пригодная для земледелия. Кроме того, английское правительство позволяло забирать неимущих для работы в заокеанских колониях (по сути, в рабство на плантациях Америки). Число таких эмигрантов не известно. Ирландия была вторично подчинена Англии. Политические, экономические и религиозные противоречия между ирландцами и англичанами ещё больше усугубились.  Всё это вызывало в ирландском населении непримиримую ненависть англичанам: делают вывод русские журналисты XIX века.

Последствия реставрации Стюартов и «Славной революции» не трудно предугадать: политические репрессии и новые массовые конфискации. Чтобы подавить всякое движение национальных элементов и привести Ирландию в состояние невозможности оказывать какое-либо сопротивление, были изданы жестокие «карательные законы». В журналах «Русская мысль» и «Русское богатство» подробно описаны все ограничения, действовавшие с конца XVII века: католики не имели права занимать государственные и административные должности. Они лишались права голоса. У католиков было отнято право приобретать землю; все письменные договоры об аренде земли, заключённые с католиками, объявлялись недействительными. Если ферма приносила католику ежегодно больше дохода, чем 1/3 уплачиваемой ренты, всякий протестант мог отобрать эту землю себе. Если католик получал по наследству землю, то он должен за шесть месяцев принять протестантство, иначе она конфисковывалась. Женщина, желающая перейти в протестантство, могла потребовать по закону у мужа половину всего его состояния. По её желанию брак расторгался. Браки между протестантами и католиками объявлялись незаконными. Католикам запрещалось носить оружие и хранить его у себя дома. Так же ирландцам запрещалось посылать своих детей учиться за границу, но их не принимали в английские школы. Тайных ирландских учителей, которыми были католические священники, ловили и сажали в тюрьмы. Католическое богослужение было запрещено, все церкви были отобраны у ирландских священнослужителей. Англия начала охоту на католических священников: за епископа давали 50 фунтов стерлингов, за служителей церкви более низких по сану — 20 фунтов. В пользу протестантской церкви был введён налог — десятина. Её собирали с большой жестокостью. При этом большинство викариев имело по пять-шесть ирландских приходов, а сами священнослужители жили в Англии. [169] Обозреватель журнала «Русское богатство», Дионео, отмечает, что «ненависть ирландцев к закону и симпатия к нарушению его» стали главным итогом политики англичан в Ирландии[170].

Карательные законы были нацелены на то, чтобы обескровить страну, лишить коренное население каких бы то ни было политических, экономических и религиозных прав. Действие карательных законов усугублялось политикой экономических запретов. Русские публицисты XIX века подробно описывают, как Англия активно стремилась устранить промышленную и торговую конкуренцию Ирландии. Они отмечают, что берега Ирландии изрезаны заливами и удобными бухтами, что способствовало развитию мореплавания и морской торговли. Навигационный акт Кромвеля создал монополию для англичан на перевозку товаров. Ирландии, как части Англии, такое положение дел было выгодно. Для устранения выгоды ирландцев было издано дополнение к Навигационному акту, по которому ирландцам было запрещено ввозить на своих кораблях товары в Англию и в её колонии.[171] Это погубило ирландское судоходство морскую торговлю.

Климат Ирландии благоприятствует развитию скотоводства. В XV-XVII веках Ирландия ввозила в Англию много скота и мяса. Для ликвидации конкуренции в конце XVII века ввоз скота и мяса был запрещён.[172] Этим был нанесён удар по разведению крупного рогатого скота, но развитие овцеводства и шерстоткацкой промышленность в Ирландии продолжалось. Так как Англия претендовала на монополию в этой области промышленности, то в 1698 году правительство обложило шерстяное ирландское сукно 20% вывозной пошлиной.[173] Пошлина такого размера была равна запрету. Таким образом, и разведение овец стало невыгодным для ирландцев.

В XVII веке в Ирландии льняная и пеньковая промышленность стала развиваться благодаря подходящим условиям для разведения льна и конопли. Ирландские клетчатые и цветные полотна стали известны не только в Англии, но и на континенте, и имели хороший сбыт. Для ликвидации такого положения дел Англия ввела высокие пошлины на ирландские ткани (30%).[174] Таким образом, Англия разрушила ирландское судостроение, мореходство, нанесла удар ирландскому сельскому хозяйству и некоторым видам промышленности. Люди не могли найти применение своего труда в какой-либо отрасли промышленности, так как она была разрушена английской политикой. Ирландцу ничего не оставалось, кроме как заниматься земледелием на арендованной земле или эмигрировать.

Особое место в статьях русской либеральной прессы, касавшихся англо-ирландских отношений, занимал аграрный вопрос. Безусловно, это была одна из наиболее острых и болезненных проблем.  Аренда земли в Ирландии отличалась от условий землепользования в Англии или Шотландии. Многие русские авторы обращали внимание на ужасное положение ирландских крестьян. Обозреватели акцентировали внимание читателей на том, что почти вся земля Ирландии к XVIII веку стала собственностью английских лендлордов в результате массовых конфискаций. Больше половины землевладельцев не проживали на острове, сдавая свою землю через посредников, число которых достигало четырёх-пяти человек. Посредники получали солидный доход благодаря нещадной эксплуатации ирландских крестьян. Арендная плата была высока. Но, несмотря на это, конкуренция на земле была чрезвычайно сильной. Такое положение связано с отсутствием промышленного производства в стране, где бы могли найти применение «лишние руки». Таким образом, размеры аренды определялись не доходностью земли, а конкуренцией среди фермеров. Арендуемые участки настолько малы, что не могли доставить безбедное существование целой семье. Кроме того, часто повторялись неурожаи, которые достигали огромных масштабов: население гибло тысячами. Из 20 лет на голод приходилось не меньше трёх-четырёх. Зачастую арендная плата была выше прибыли от реализации продуктов, полученных с участка. Подчас на её уплату уходили и побочные заработки крестьян. Кроме того, лендлорды стремились уменьшить срок арендного договора, чтобы каждый раз при его возобновлении снова навязывать свои условия.[175] По отношению к лендлорду у ирландцев было совершенно бесправное положение. «Ирландский арендатор, по сути, был рабом, только без права продажи» [176], — делает вывод Г.Е. Афанасьев. Во многих статьях русских журналистов проскальзывают нотки сочувствия, сострадания к Ирландии и её жителям. Например, корреспондент «Вестника Европы» именует Ирландию «измученной экономическим бесправием», «несчастной»[177], а Е. Астори и С.Н. Южаков  — «многострадальной»[178] страной. Да и как не посочувствовать жителям Изумрудного острова, представив картину, нарисованную Г.Е. Афанасьевым: «…хижина представляла собой кучу соломы, лежащей на стенках, сделанных из плетня, замазанного глиной. Трубы обыкновенно никакой не было, дым выходил сквозь крышу, которая также легко пропускала и дождь. На 20 изб только в одной была труба. Пола не было, как впрочем и мебели… Одежда ирландца представляла собой сплошные лохмотья, которые едва прикрывали тело. В таких условиях жило огромное количество ирландцев, не сводивших концы с концами»[179]. Обозреватели «Русского богатства» и «Вестника Европы» тоже отмечают, что материальное положение ирландского народа поистине ужасно.[180]

Безрадостную картину жизни ирландцев венчает крайне низкое политическое значение дублинского парламента. У него не было права законодательной инициативы. Парламент не имел прав вносить изменения в законопроекты, касающиеся Ирландии, а с 1727 года английский король и английский парламент могли издавать законы, обязательные для Ирландии, помимо дублинского парламента. Ирландский парламент избирался на всё царствование короля.  Верхняя палата ирландского парламента состояла исключительно из ирландских лендлордов, имевших английское происхождение и не проживающих в Ирландии. Они практически никогда не бывали на заседаниях парламента. Нижняя палата тоже состояла главным образом из англичан. Так как католическое население Ирландии было лишено избирательных прав, то около 5/6 жителей острова были устранены от влияния на ирландский парламент. Подкуп членов парламента в Дублине процветал в большей степени, чем в Лондоне. Вследствие приниженности ирландского парламента на счёт бюджета Ирландии относились такие расходы, которые не имели с её интересами ничего общего, например, пенсии членам королевской семьи и т.п.[181] Корреспондент «Русской мысли» указывает: «В течение XVIII века ирландский парламент падал всё ниже и ниже. Он стал пародией представительного учреждения».[182]

Таким образом, ирландцы не могли рассчитывать на защиту своих политических, экономических и религиозных прав в законодательном учреждении.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы: к началу XVIII века Ирландия пришла в упадок. Причём английский парламент не стеснялся в средствах достижения этой цели. Он лишил ирландцев прав собственности на землю, права избирать и быть избранным, права занимать административные и государственные должности, права свободно исповедовать свою религию и т.д. Английское законодательство ликвидировало многие отрасли ирландской промышленности, составляющие конкуренцию Туманному Альбиону. Всё это дополнялось полицейско-судебным произволом и шпионской слежкой. Формально Ирландия сохраняла статус самостоятельного государства, но фактически она полностью потеряла свою независимость. Вполне естественно, что ирландцы не могли смириться со сложившимся положением, и со второй половины XVIII века они начали борьбу за восстановление попранных прав. По стране возникла сеть революционных организаций, члены которых карали и убивали жестоких помещиков, англиканских священников, жгли дома агентов и чиновников, калечили скот и т.д.[183] Англия, естественно, не оставалась в долгу у Ирландии. «Людей вешали и тысячами сажали в тюрьмы. Но преступления не исчезали. Жестокие казни лишь озлобляли людей. Молодёжь Ирландии думала лишь о мести».[184] Е. Астори прямо пишет, что «ненависть ирландцев к англичанам обусловлена религиозным, политическим и экономическим насилием»[185].

Англо-ирландские отношения лишь усугубились вследствие политики карательных законов. И с каждым новым дополнением к ним положение становилось всё хуже, клубок противоречий всё более запутывался. «Положение Ирландии ложится тёмным пятном на современную Англию, бесцеремонно попирающую права целого народа»[186], — справедливо (и актуально) замечал корреспондент журнала «Мир божий». Аналогичную позицию в оценке английской политики в Ирландии занимала и Е. Конради: «Современные англичане и сейчас краснеют за прошлое отношение к Ирландии».[187] Ирландский вопрос оставался «хроническим недугом Британской империи» вплоть до начала XX века. Многолетние усилия англичан подчинить жителей острова английским законам приводили только к обострению взаимной вражды и постоянным вспышкам недовольства ирландцев. Великобритании потребовалось много времени, чтобы понять: политика насильственного укрощения Ирландии бесперспективна, и необходимо налаживать диалог. Но всякая уступка жителям Ирландии заранее осуждалась как признак слабости Великобритании, как предательство политических и экономических интересов империи. Выход из этой запутанной ситуации был найден лишь в XX веке, но какой ценой…

 

К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ МАВРОВ В РИМСКО-ВАНДАЛЬСКОЙ ВОЙНЕ

533-534 гг.

О. И. Давыдкина, Студентка. Самарский государственный университет

В римско-вандальской войне 533-534 гг. немаловажную роль сыграло племя, жившее в Северной Африке к западу от вандальского королевства – мавры. Они не имели четкой позиции по отношению к происходящему. Это и показывает автор в своей работе.

 

MOORS IN ROMAN-VANDAL WAR 533-534

O. Davydkina, Student of Samara State University

In the Roman-vandalic war of 533-534 the tribe of Moors played important role. It lived in North Africa to the West of Vandals Kingdom. The Moors didn’t have clear position how participate in this war. Its shown by author in her work.

В системе римско-вандальских взаимоотношений накануне и во время войны 533-534 гг. весьма важным является отношение североафриканского народа мавров к войне и степень его вовлеченности в военные действия.

Прокопий, подробно описавший события, непосредственно предшествующие войне и сам ход военных действий,  до конца не определился, какова была позиция Римской империи по отношению к этому племени. Так, он говорит, что римских солдат посылают на войну против вандалов и мавров[188]. Однако он не уточняет, будет ли это война против вандалов в союзе с маврами, либо же это будут разные войны с разными народами. До начала римско-вандальской войны вандалы долгое время не воевали ни с кем, кроме мавров. Например, почти весь период правления Гонориха (477 – 484 гг.)[189], Гундамунда (484-496 гг.)[190], Трасамунда (496-523 гг.)[191] ознаменовано войнами с маврами[192]. Мавры оттесняли вандалов все восточнее и восточнее. Они захватили Триполи, Саватой и Визакином[193]. Иоанн Малала сообщает, что Гелимер как военачальник при Хильдерике разбил мавров и вступил с ними в дружбу, взяв их в союзники[194]. Прокопий дает ясно понять, что в период правление Хильдерика (523-530 гг.)[195] ситуация оказалась на столько критической, что вандальский король вынужден был обратиться за помощью к императору Юстиниану. Очевидно, именно такова была цель посольства, отправленного Хильдериком в Константинополь[196].

Во время военных действий императорские войска нуждались в мавританской поддержке и помощи. Об этом свидетельствует тот факт, что римский военачальник Велизарий попытался подкупить некоторых мавританских военачальников. Дары они прияли, однако на помощь римлянам не пришли[197].

В поддержке мавров нуждались и вандалы. Известно, что во время войны часть мавров дружественно отнеслась к вандалам[198]. Так, с Гелимером у них даже был  союз[199]. Прокопий свидетельствует, что они сражались в числе воинов Гелимера[200]. Однако, после того, как последний бежал в горы, некоторые мавры его приняли и помогли укрыться в горах, другие же помогали римлянам в этих же горах настигнуть вандальского короля[201]. Они объявили себя подданными императора и дали обещание сражаться в союзе с ним[202].

Таким образом мы видим, что часть вандалов воевала в союзе с римлянами, а часть приняла сторону вандалов. После покорения вандалами мавров при Гейзерихе[203] мавританский король обладал официальной властью только после получения знаков власти от вандальского короля. Все вандальские короли от Гейзериха до Хильдерика официально назначались императором и были должностными лицами. На территории своего королевства они действовали в первую очередь как представители Константинополя. Поэтому знаки власти, которые вандальские короли давали мавританским, считались данными империей. А следовательно, официальными. То есть мавританские короли таким образом доказывали своему народу легитимность их правления. Хильдерик, будучи вандальским королем, был официальным представителем империи. Соответственно знаки власти, данные им мавританским королям, были действительными. Гелимер же узурпировал власть. Он стал королем вандалов, не получив официального титула от императора. Константинополь не сделал его власть легитимной. По традиции Гелимер, как вандальский король, мог наделять символами власти мавританских королей.  Но мавры не считали, что знаки власти, данные этим вандалом, имеют прочное основание[204]. В случае с Гелимером новоиспеченный вандальский король не был признан империей, не было у него имперского титула. Поэтому он не являлся официальным представителем римской власти. Соответственно и знаки власти, данные им, считались недействительными. Теперь часть мавров заручались поддержкой империи не посредством вандальского короля, а напрямую через Велизария, римского полководца, который был наделен императорской властью[205]. Другая часть по-прежнему продолжала подчиняться вандальскому королю Гелимеру.

Таким образом, отношение мавров к римско-вандальской войне было двояким. И воевали они зачастую в разных армиях – все зависело от того, какая власть принималась ими в качестве верховной.

 

ТРУД КАК СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ В ПРЕДСТАВЛЕНИХ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ

В. А. Дюкарев, Студент. Белгородский государственный университет

В представленной статье проведён историографический обзор исследовательской литературы по рассматриваемой проблематике. Анализ истории изучения проблемы позволяет обнаружить положительные стороны и недостатки того или иного теоретико-методологического подхода к её решению, определить корпус источников, которые могут быть привлечены для дальнейшего углубления изучаемой проблематики. Результатом исследования стало выделение двух групп авторов, использующих при решении поставленной задачи различные методологические принципы и подходы, а также опирающихся в своих исследованиях на разнотипные и разновременные исторические источники. Кроме того, отмечен круг источников, не получивших должного внимания, и намечены перспективы исследования.

 

LABOUR AS SOCIAL VALUE IN REPRESENTATIONS OF THE ANCIENT GREEKS

 OF THE GREAT CENTURY: A HISTORIOGRAPHY OF A PROBLEM

V.  Dyukarev, Student of Belgorod State University

In the presented work the historiographic review of the research literature on a considered problematics is carried out. The analysis of history of studying of a problem allows to find out positive sides and lacks of this or that theoretic-methodological approach to its decision, to define the circle of sources which can be involved for the further deepening of a studied problematics. The allocation of two groups of the authors using at the decision of a task in view various methodological principles and approaches, and also based on the researches of polytypic and historical sources occurring at different times became result of the research. Besides, the circle of the sources which have not received a proper attention is noted, and the research prospects are planned.

Одним из важнейших элементов в структуре социальных ценностей, как и всей аксиологической системы конкретного социума, является трудовая деятельность и возникающие в процессе труда взаимоотношения, а также собственно отношение субъектов данной деятельности к труду как социально значимому явлению повседневной жизни человека. Цель историографического обзора состоит с одной стороны, в раскрытии тех теоретико-методологических подходов, на которых базировались работы историков, анализе источниковой базы предыдущих исследований; а с другой, в выявлении тех аспектов изучаемой проблемы, которые не получили необходимого освещения, либо вообще оказались вне поля зрения авторов рассматриваемых работ. В эпоху классики, по мнению большинства исследователей, отношение гражданина к физическому труду приобретает  резко отрицательный характер. К. Куманецкий связывает это с увеличением роли рабского труда в производстве. Он считал, что чем больше становилось рабов, занятых и производстве, тем шире распространялись среди свободных граждан представления о физическом труде как о чем-то позорном, приличествующем лишь рабу. Очень показателен, с его точки зрения, следующий факт: расписав портик, художник Полигнот с острова Тасос отказался брать у афинян деньги за эту работу, опасаясь упреков в «эрголабии» — труде за вознаграждение[206]. Кроме того, К. Куманецкий, как и ряд других исследователей, апеллирует к «Политике» Аристотеля: «Поскольку все занятия делятся на такие, которые приличны для свободнорожденных людей, и на такие, которые свойственны несвободным, то, очевидно, следует участвовать лишь в тех полезных занятиях, которые не обратят человека, участвующего в них в ремесленника… Ремесленными же мы называем такие искусства и занятия, которые исполняются за плату» (Pol., VIII, 2, 1)[207].

Поль Гиро презрительное отношение к физическому труду связывает с тем, что доходы крупных поместий, обрабатываемых арендаторами, предоставили их собственникам возможность посвящать себя исключительно государственным интересам и военному делу, возложив все жизненные заботы на рабов или бедных работников. Они стали считать, что люди, занятые трудом, способны лишь к повиновению, так как необходимость добывания себе пропитания трудом ставит его в зависимость от тех, кто пользуется его услугами[208]. Ещё более критические суждения мы находим в работе А.Я. Гуревича. В античном обществе труд не мог считаться добродетелью, пишет автор, более того, он вообще не рассматривался как существенный признак человека. Античная цивилизация в «классический» период не знала высокого достоинства физического труда, его религиозно-нравственной ценности[209]. Ссылаясь на «Законы» Платона, его поддерживает Л. Винничук[210].

Выводы авторов строятся в основном на информации, полученной из источников философского характера, представляющих идеальную картину развития общества, иногда значительно отличную от реальной действительности. Они в целом соответствуют методологическому принципу, определяющему  представления о труде, господствовавшие в том или ином обществе на конкретном этапе его развития, существующим способом производства[211] и/или обусловленной им картиной мира рассматриваемого социума. Однако данный подход не учитывает ценностный аспект труда, то влияние которое оказывает данная категория на динамику трансформации картины мира греческого общества. Тем не менее, с представленной позицией абсолютно не согласен Ф.Ф. Зелинский[212], по его мнению физический труд (в особенности земледелие) был не только ни чужд древним грекам (такое утверждение исследователь считает нелепостью), но и освящен религиозными представлениями греков. В качестве аргумента автор приводит слова Гомера и Гесиода. Но автор не рассматривает источники более позднего времени, которые, по нашему мнению, содержат не менее значимую информацию по рассматриваемой проблеме.

Действительно, труд земледельца (землевладельца) всегда в греческой традиции рассматривался как более ценный в этико-нравственном смысле, чем труд ремесленника или торговца[213]. На наш взгляд это связано с тем, что само понятие гражданство было безусловно связано с землевладением (крупным или мелким). Несмотря на значительное распространение рабского и наемного труда в сельскохозяйственном производстве, особенно в период уборки урожая[214], когда только самый бедный гражданин Афин или метек не имел по крайней мере одного раба[215], в IV в. до н.э. оно не достигло тех масштабов, которые данное явление приобрело в ремесленном производстве и торговом деле: афинские ораторы, говоря о гончарных мастерских, указывали, что изготовление глиняной посуды – дело метеков и варваров[216]. Мелкий землевладелец по-прежнему самостоятельно обрабатывал свой крохотный надел, добывая средства своего существования исключительно трудом своих рук и рук своей семьи[217]. Так, еще в I-III вв. н.э. сельское хозяйство античного мира базировалось в основном на труде свободного крестьянина-общинника, а рабский труд не играл в нем сколько-нибудь значительной роли[218].

Мнение Ф.Ф. Зелинского о сакральном характере труда разделяет в своей работе М. Нильссон: «в древности Греция была страной землепашцев и пастухов, живших плодами своих трудов. К ним, разумеется, следует прибавить и владельцев больших земельных участков, то есть знать. Но не следует забывать, что Греция была также и страной городов-государств. В некоторых городах стали развиваться ремесло и торговля, и эти города стали играть ведущую роль в развитии греческой культуры и религии, они тоже нуждались в божественном покровительстве»[219]. Действительно, если физический труд и торговля были уделом только рабов и метеков, то как объяснить что почти каждому виду труда соответствовал свой общегосударственный (и даже общеэллинские) праздник и божественный покровитель – Элевсинии с их мистериями (Деметра) – земледелию; Великие Дионисии – виноградарству и т.д.[220]

Таким образом, мы можем говорить о существовании двух противоположных позиций в отношении определения места труда в этико-ценностной системе древнегреческого общества. Ряд авторов определяющим в данном вопросе считают способ производства, формирующий картину мира и, следовательно, то или иное отношение к физическому труду, а в качестве главного аргумента приводят данные апологетов аристократической морали – Платона и Аристотеля. Другие – главную роль отводят религии как консервирующему фактору, опираясь при этом на архаическую традицию. Исключенными из поля зрения исследователей остаются данные исторической и литературной традиций классического и эллинистического периода истории Греции, привлечение которых, на наш взгляд, позволит прояснить сложившуюся довольно противоречивую картину.

 

 

ИДЕЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ В РИТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ЕГИПТЯН

А. И. Ерёмина, Cтудентка. Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы

В статье предпринята попытка рассмотреть идею бессмертия древних египтян, применяя метод семиотики. Как нам известно, семиотика изучает знаковую систему. Знаки и символы встречаются во всех сферах повседневной жизни людей (семиотика кино, живописи) но зачастую мы не придаем им особого значения, а ведь  могут, несут определенную смысловую нагрузку.

 

THE IDEA OF LIFE AND DEATH IN RITUAL CULTURE OF THE ANCIENT EGYPTIANS

A. Eremina, The student of the Bashkir State Pedagogical University it. M.Akmully

The article is an attempt to consider the idea of immortality of the Ancient Egyptians using semiotics as a method. Semiotics studies the system of signs. Signs and symbols are used in all aspects of everyday life (semiotics of cinema and painting) but we generally do not pay much attention to them though they bear a certain meaning. The idea of afterlife has excited the humanity for many centuries. The Egyptians were the first to try solving the problem of immortality. Old relics and literary monuments as well as inscriptions and records of Ancient Egypt were symbolic. Semiotics helps us to throw light on the real meaning of the picture (what the author of the picture was eager to say and to show). The location and construction of pyramids also bore symbolic meaning. For example in every room there were certain obstacles for the dead and the way they overcame them showed where they would be in their afterlife. Amulets also bore important information. With the help of amulets the Egyptians restored to life wall vital organs which were necessary for the afterlife. Nowadays the attention paid to semiotics is insufficient. The interest to semiotics in history is arising. It will probably help Egyptologists to unravel mysteries of the great pharaohs of the antiquity.

 

Изучение духовной культуры древнего мира невозможно вне рамок современной методологии: изучение общества и его проблем через призму повседневности. Повседневность древних цивилизаций хорошо представлена в памятниках материальной культуры и искусства. Так, например, на материале росписей в древнеегипетских гробницах мы можем наблюдать ритуалы и представления о загробном царстве, идее жизни и бессмертия. Трактовать эти образы нам поможет метод исторической семиотики. Каждая сцена отражает духовную реальность, облеченную в земные формы. Командование армией символизировало победу над противником, охота на болоте  отражала процесс возращения к первичному « болоту времени», а сбор налогов обозначал подведение  итогов, то есть оплату нравственных обязательств. Сцена хлебопечения,  пивоварения,  кормление и убийства животных. Все это символизировало земную жизнь, которая поддерживала духовную жизнь усопшего в начале его странствия.

Архитектура гробниц следует установленному образцу на всем протяжении династической истории Египта: она отражает строение  Миров Тени. Четко обозначены  шесть чертогов, или священных  регионов, а седьмым «чертогом» является сам саркофаг. Лестничный колодец, или вход, часто содержит надписи  имен и титулов покойного, сопровождаемые сценами «вступления  в западные земли», или в мир «внутренней жизни», а также приветствия и поднесения даров Нетеру. Там часто встречаются и выдержки из так называемой «отрицательной исповеди»: «Привет, Усах – ниммит, Выступающий вперед из Гелиополя, я не совершал греха». «Привет, Владыка Истины Ниб – Маат, приходящий из (Зала) Двух Истин Маат, я не был подслушивающим (соглядателем)»[221].

После входа в гробницу  в первом помещении, или коридоре, обычно содержались рельефы с гимнами в честь солнца, иногда вместе с изображениями путешествия  солнца через часы дня и ночи. Потолок часто украшался изображением небосвода. Надписи и рисунки символизировали первичное вхождение покойного в небесные регионы. Второй покой назывался «Третьим проходом  Нетер» или «Святилищем», в котором  отдыхают  Нетеру  Востока и Запада. Здесь имелись ниши, которые  содержали  статуи духов внутренней жизни,  первых существ с которыми покойный встречался в  своем путешествии. Далее обычно следует «Комната двух привратников», по мнению египтологов, представляла собой помещение, где во время погребальных церемоний особ из Царского Дома стояла царская стража. Для этого помещения  характерна  двойственная символика, подразумевающая необходимость нравственного выбора или разделения путей, ведущих из физического царства  в духовное. Здесь два привратника символизируют,  вступление  души в мир божественной жизни или ее возвращение на землю.

В каждой гробнице имелась яма, или расположенная под землей камера, называемая, «Комнатой ожидания» или «Комнатой препятствий». Выдвигались теории о практическом предназначении этого помещения – например, для отвода воды после редких ливней в пустыне или для отпугивания грабителей гробниц. Но она могла иметь и символическое назначение. Яма, следующая за сценами судилища  и часто имеющая еще один, «звездный потолок» наверху, подразумевает перспективу возвращения на землю или нового воплощения в физическом мире. В эпоху Древнего царства здесь изображались  сцены охоты или рыбалки с гарпунами, символизирующие преодоление бренной плоти для вступления  в царство духа.

 В помещении под названием «Дом золота» содержался саркофаг; здесь преобладала четвертичная  символика. В гробнице Тутанхамона камеру саркофага окружали четыре прекрасно сохранившихся золотых алтаря. Символика этого покоя отражает высшее магическое предназначение гробницы: рождение покойного в нематериальном царстве в виде духовного существа.

Саркофаг, обычно вырезавшийся из цельного блока каменного материала (алебастра, красного песчаника или гранита) является последним, седьмым помещением в гробнице. На внутренней росписи усопшей как бы находится в объятиях Нут, распростертой над его телом и символически впитывающей его душу. Гимны и заклятия на стенках саркофага начертывались с целью обеспечить безопасное  путешествие через разные регионы мира «внутренней жизни».

Пирамиды выполняли важные заупокойные функции. Их расположение на западном берегу Нила – в месте заката и исчезновения света – символизирует их связь с вратами мира «внутренней жизни».

До заключения в гробницу мумия нуждалась в символическом восстановлении жизненных функций, чтобы начать свое путешествие по загробному миру. Эта цель достигалась через заупокойные ритуалы и празднества: далее начиналось  само путешествие, предпринимаемое с помощью жрецов и членов семьи и сопровождаемое чтением заупокойной литературы.

На саркофагах эпохи Среднего царства изображается символическое «окно», через которое покойный может смотреть на мир живых из царства мертвых.

 Тексты в гробницах повествовали, что умерший должен был пройти четыре этапа в своем путешествии:

1.  Посвященный должен пересечь большую реку, напоминающую Нил.

2.  Посвященный должен пройти через 12 кругов. Это регионы, представляющие зодиакальные царства, а также 12 часов дня и ночи, окружающие страну мертвых. Тема этого этапа имеет солнечную природу и насыщена образами противоборствующих сил, препятствующих движению души, которая стремится войти в ладью Ра.

3.  Посвященный входит в священный чертог-зал суда. Здесь проходила процедура «взвешивания сердца» напротив «пера истины». Если он выдерживает испытание, ему предлагают присоединиться к Нетеру в Священной Земле. Тем, кто не выдерживает испытание, житель из миров Тени заглатывает его душу, и она переживает муки второй смерти. *«Речь обитателя в палате бальзамирования, бога Анубиса: Обрати хорошо внимание на взвешивание на весах Эб умершего, чье слово истинно, и помести ты его Эб на престол истины в присутствии Великого бога».

4.  После суда посвященный может войти в один из двух небесных кругов. Он должен дойти до «Великих врат». Путешествие завершается произнесением названия врат.[222]

Символизм видится и в сценах принесения огромной отрезанной (но не разделанной) ноги быка, которая едва помещается в руках жреца. В данном случае реализуется очень древнее представления мифологического сознания о необходимости смерти для воскрешения, расчленения и поедания частей целого для возрождения. Сцена откармливания и приведения гиен известны в гробницах чиновников высокого ранга. Охота на гиен была привилегией фараонов. Поедание сердца гиены связывается с обретением храбрости. Следует выделить сцены плавания корабельных флотилий. Данные сцены являются инновацией Гизы. Можно полагать, что они восходят к царским сценам путешествия на Запад или к священным городам западной части Дельты Нила. Изображение стад крупного рогатого скота в культовом помещении гробницы Хафраанха. Цифры количества скота 2235, 835, 220 – никогда не могли быть адекватно изображены на каком-либо обозримом пространстве. Изображенное стадо есть символ такого количества особей (и стад), которое надлежит передать умершему. Изображение хозяина гробницы как молодого и старого человека символично и служит своеобразным заглавием изобразительной концепции культового помещения гробницы, выражая изобразительными средствами прожитую жизнь. Символика изображения отражала идею. Фигуры вечно молодого хозяина или хозяйки могли передавать не возраст, а символику возрождения к вечной жизни. Надписи давали понять смысл изображенного.

Так же в саркофагах часто встречаются:  изображение скарабея Хепри (символизирует силу жизни на Земле); Херу Мерти (правом носить «глаза Херу» обладали немногие избранные, правый глаз символизирует Солнце, левый-Луну); изображение змеи (в Древнем Египте образ змеи обладал рядом смысловых значений, которые в целом можно свести либо к функциям духа-хранителя, либо к враждебной силе. Гадюка была одним из аспектов Амона в его роли источника творческой силы фараона, а кобра Уаджет воплощала женское божество, защищавшее царскую корону и обеспечивавшее преемственность власти); Шу  и Тефнут (в образе льва и львиц символично непрерывное течение времени, отличаемое циклическим движением Солнца между двумя горизонтами); Нехбет и Уаджет (два древних божества даровали и защищали царские короны).

Жезл, даруемый человеку (он всегда изображался протянутым над головой получателя) ассоциируется с «пробуждением» силы Нетер, идущим изнутри.

Одежда также имела глубокое символическое значение помимо связи с конкретным  историческим периодом или региональным стилем. Забинтованное тело символизирует латентное, или «дремлющее», состояние, скрытое глубоко под слоями и покровами физической формы.

Не менее интересна символика амулетов. В саркофаг клали амулеты, их заворачивали вместе с мумией. Они указывают на органы, участки тела, защиту которых египтяне считали необходимой в загробной жизни. «Ты поднимаешься вверх для самого себя, о Тихое сердце! Ты сияешь сам для себя, о тихое сердце! Я приношу тебе столп Джед из золота, ты возликуешь в нем». «Кровь Исиды (олицетворение солнечной энергии), заклинание и ее волшебные силы, да сделают этого великого человека сильным, и да будет амулетом против того, кто мог бы причинить ему то, что он отвергает».[223]  Амулеты так же предназначались для восстановления посмертной формы и жизненных функций, необходимых посвященному для того, чтобы во время путешествия через духовное царство находиться в полном сознании. Рассмотрим некоторые из них:

1.                   Амулет уаджет (правый глаз Херу) клали на верхнюю часть покрова мумии, обычно на лоб или правый глаз. Символизирует восстановление жизненных сил покойного. Изготовлялся из дерева, гранита, лазурита, золота и т.д. В главе 167 «Книги выхода» содержится формула для наделения силой амулета.

2.                   Горло рассматривалось египтянами как особенно уязвимый центр психической энергии. Египтяне использовали урш «амулет для подушки». В главе 166 описывается, каким образом этот амулет обеспечивает пробуждение и защиту области шеи, чтобы странник мог сохранить свою голову во время опасного путешествия.

3.                   Амулет аб, или «амулет сердца» изготовлялся из самых долговечных материалов. Помещался над удаленным сердцем мумии.

Египтяне верили, что сердце останется вместе с душой в мире Уадж, или папирусный стебель, означает «зеленеть, бить зеленым». Это был «жизненно важный» амулет для мумифицируемого тела. Он помещался по обе стороны нижней части туловища или верхней части бедер, хотя живые могли носить его в качестве кулона (гл. 159).

4.                   Символ шен служил обещанием вечной жизни и в гробнице помещался на ногах, предплечьях или в руках мумии.

5.                   Ахат, или подголовный амулет, из золота в виде круглого диска, клали под голову мумии (гл. 162). Голова считалась вместилищем личности человека, органом, по которому посвященного можно узнать в духовных мирах. Присутствие источника тепла под головой позволяло беспрепятственно проходить через эти царства. Во многих культурах солнечный диск, расположенный над короной, или свет, исходящий из головы человеческой фигуры, символизирует просветление. «Пробудись от своих страданий о ты, кто лежит простертым. Они (боги) присматривают за твоей головой на небосклоне. Твоя голова никогда  не будет унесена прочь от тебя!»[224]

Так, например, в гробнице Тутанхамона было найдено 143 амулета.

И так мы видим, что все предметы, найденные в саркофагах, показывали не только красоту и богатство, но и несли в себе определенные смысловые значения.

На сегодняшний день в науке, мало внимания уделяется вопросу о семиотике. Это связано с тем, что на первый план  исследователи не выдвигают вопросы  фактологической  достоверности материала, рассматривая источники с узкой точки зрения, и не уделяют должного   внимания          специфическим   и семиотическим проблемам. Всем современным исследователям необходимо задуматься о важности семиотики-языка эпохи, раскрывающего мировоззрение современников изучаемого периода. Интерес к этой науке сейчас только зарождается. Может быть именно она, поможет египтологам разгадать тайны великих фараонов древности. Таким образом, применяя, метод семиотики мы сможем разгадать идею жизни и смерти в ритуальной культуре древних египтян.                             

 

Отечественная историография 1970-х – 1980-х гг. о подготовке

германского вторжения на Британские острова

                А. В. Комплеев, Аспирант 3-го года обучения кафедры новой и новейшей истории Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г.Белинского

В статье рассматривается процесс развития отечественной историографии подготовки германского вторжения на Британские острова в 1970-е – 1980-е гг.

 

Domestic historiography 1970 - 1980th about preparations of the German invasion of England

                A. Kompleev, The post-graduate student of 3rd year of training of chair of new and newest history of the Penza State Pedagogical University

In this paper the process of studying in a domestic historiography 1970 - 1980th of a problem of preparations of the German invasion of Great Britain is analyzed.

В историографии Второй мировой войны дискуссионной проблемой остается история подготовки германского вторжения на Британские острова в 1940 г. (операция «Морской лев»). Историки по-разному трактуют нацистскую политику по отношению к Англии в период после капитуляции Франции, различны и их оценки причин отмены операции «Морской лев». В отечественной исторической науке исследование данной темы началось в конце 1940-х гг. В последующие два десятилетия советскими историками была проделана большая работа по изучению германских военных планов в отношении Англии. 1970 г. стал своеобразным рубежом в этом процессе. С этого момента в нашей стране начинается новый историографический этап в исследовании этой темы, завершившийся с распадом СССР и началом формирования постсоветской российской историографии.

Главной характерной чертой историографии 1970-х - 1980-х гг. стало увеличение общего числа опубликованных работ по истории Второй мировой войны и отдельным ее событиям по сравнению с предыдущим периодом. Однако этот рост произошел главным образом за счет научно-популярных и пропагандистских изданий. Количество же новых исследовательских работ существенно снизилось[225]. Эта общая тенденция точно отражала ситуацию в отечественной историографии подготовки германского вторжения на Британские острова.  

Такое снижение уровня исторических исследований по данной проблеме было, очевидно, связано с изменениями в общественно-политической жизни Советского Союза, произошедшими во второй половине 1960-х гг. Начало т.н. «застоя» негативно отразилось на ситуации в исторической науке. Происходит усиление партийно-идеологического контроля в сфере научных исследований. Особо необходимо отметит тот факт, что в этот период для отечественных исследований ограничивается доступ к советским архивам, в том числе к Центральному архиву Министерства обороны, в котором хранились немецкие трофейные документы по операции «Морской лев». Не последнюю роль в этом сыграла позиция политического руководства страны. Так 3 марта 1968 г. Л.И. Брежнев на заседании Политбюро отметил: «У нас появилось за последнее время много мемуарной литературы… Освещают, например, Отечественную войну вкривь и вкось, где-то берут документы в архивах, искажают, перевирают эти документы… Где эти люди берут документы? Почему у нас стало так свободно с этим вопросом?» Министр обороны А.А. Гречко ответил по-военному четко: «С архивами мы разберемся и наведем порядок»[226]. В тоже время процесс публикации материалов по данной проблеме на Западе также практически прекращается. Эти обстоятельства вынуждали отечественных авторов использовать в своих работах в основном ранее известные источники. В итоге, рассматривая проблему подготовки германского вторжения на Британские острова, отечественные историки в основном повторили уже известные факты и выводы.

В этот период для отечественных историков одним из важнейших направлений в изучении данной проблемы стала критика работ иностранных авторов, в которых, по их мнению, замалчивалась или преуменьшалась роль советского фактора в вопросе о причинах отмены операции «Морской лев». Получившие широкое распространение на Западе концепции «поворотных пунктов» и «решающих сражений» характеризовались в СССР как ненаучные, в первую очередь в части выбора этих «битв» и «пунктов». К их числу западные авторы относили, прежде всего, сражения, в которых участвовали англо-американские войска. Такой подход трактовался отечественными авторами как политизированный и тенденциозный имеющей своей целью принизить значение той борьбы, которую вела наша страна в годы войны. Одним из таких фиктивных «поворотных пунктов» назывался отказ германского командования от проведения операции «Морской лев», трактовавшийся на Западе как главная ошибка Гитлера и переломный момент в ходе всей войны[227].

На данном историографическом этапе в нашей стране продолжали существовать два подхода к вопросу об оценке целей операции «Морской лев». Первый из них, сформулированный еще в конце 1940-х гг. рассматривал подготовительные мероприятия, проводимые германскими вооруженными силами в рамках этого плана, как грандиозный блеф и мистификацию, направленные на запугивание англичан и маскировку военных приготовлений против Советского Союза[228]. Недостаточная аргументированность и спорность подобной трактовке плана «Морской лев» была очевидна уже в конце 1950-х гг., после публикации важнейших источников по военно-стратегическому планированию Германии в первый период Второй мировой войны. Таким образом, вовсе не удивительно, а скорее показательно общее снижение количества исследователей придерживавшихся этой концепции по сравнению с 1940-ми – 1950-ми гг.

Наибольшее распространение в 1970-е – 1980-е гг. получает другой подход к подготовке немецкого вторжения, рассматривавший его как подготовленный, но не реализованный вариант ведения войны с Англией. Среди работ этого направления особого внимания заслуживает капитальное исследование В.И. Дашичева[229]. В этом труде наряду с историческими очерками по истории военной стратегии нацистской Германии с 1933 по 1945 гг. были приведены тексты важнейших немецких военно-политических документов, характеризовавших цели и планы Гитлера во Второй мировой войне. Отдельная глава в нем была посвящена германским попыткам военного разгрома Англии в 1940 - 1941 гг., в т.ч. и операции «Морской лев». Впервые на русском языке Дашичев опубликовал важнейшие документы германского командования о планировании и подготовке вторжения в Англию. Однако следует отметить, что все эти материалы ранее уже издавались на немецком языке и были известны специалистам[230]. Важным достоинством работы Дашичева является то обстоятельство, что этот автор, по сути, первым среди отечественных историков обратился к исследованию военно-экономических аспектов стратегии Германии того периода[231]. В характере и направленности военно-экономического планирования гитлеровского командования в июне – июле 1940 г. автор видел еще одно доказательство того, что операция «Морской лев» не могла быть простым блефом Гитлера. Ученый отмечал, что еще до окончания французской кампании - с середины июня 1940 г. – нацистское руководство начало предпринимать лихорадочные меры к перестройке военной промышленности для войны с Англией. Была изменена очередность выполнения производственных программ. Приоритет был отдан производству авиационных и военно-морских вооружений, в ущерб сухопутным войскам. Численность последних была ограничена цифрой в 120 дивизий, для чего был отдан приказ о расформировании 35 дивизий[232]. Такое положение сохранялось вплоть до августа 1940 г., когда, после принятия Гитлером 31 июля решения о войне с СССР, для германской военной экономики были сформулированы новые приоритеты (за счет люфтваффе и кригсмарин началось увеличение сухопутных войск до 180 дивизий для проведения восточной кампании)[233]. Таким образом, проводимые и запланированные в июне – июле мероприятия, по мнению Дашичева, «не оставляют сомнений в том, что оно [германского военно-политическое руководство – А.К.] самым серьезным образом намеривалось осуществить вторжение в Англию»[234]. Ранее не рассматривавшийся в отечественной историографии аспект данной проблемы нашел отражение в работе А.М. Самсонова[235]. Речь идет о сверхсекретном английском разведывательном проекте «Ультра», занимавшимся перехватом и дешифровкой немецких военных радиошифрограмм отправляемых при помощи шифровальных машин «Энигма», широко использовавшихся в вермахте[236]. Самсонов отметил, что во многом благодаря полученной таким способом информации, английское военно-политическое руководство в общих чертах узнало о начатой немцами подготовке десантной операции против Британских островов. Авторы других работ рассматривавших план «Морской лев» как реальную военную операцию в большинстве своем использовали ранее уже публиковавшиеся данные, не отличалась новизной и их аргументация[237].

В заключение следует отметить, что в 1970-е – 1980-е гг. в отечественной историографии проблемы наблюдалось общее снижение научного уровня работ. Резко увеличилось количество публикаций, носивших исключительно пропагандистский характер. В первую очередь это было связано с тем, что фактически прежней по сравнению с предыдущим этапом осталась источниковая база отечественных исследований. В изучаемый период в отечественной историографии продолжали существовать два подхода к проблеме: сторонники первого рассматривали операцию «Морской лев» как военно-политического блефа Гитлера, второго - как реальную военную операцию, имевшую своей целью захват Великобритании, спланированную и подготовленную, но так и не осуществленную в силу ряда обстоятельств.

 

«КапитолийскАЯ триадА»: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ

В САКРАЛЬНЫХ ВЕРОВАНИЯХ ДРЕВНИХ римлян

О. М. Конорева, Аспирант. Белгородский государственный университет

В древнем Риме традиционные семейные культы длительное время сохраняли свои позиции, но необходимо было основание официального общегосударственного культа богов для обеспечения сохранения величия Рима и его дальнейшего процветания. Рассмотрение культа каждого из членов Капитолийской триады и их совместные судьбы позволит заглянуть в прошлое римской племенной организации и проследить ее эволюцию.

 

“THE KAPITOLIJSKY TRIAD”: OCCURRENCE AND FORMATION

IN SACRAL BELIEFS OF ANCIENT ROMANS

O. Konoreva, Postgraduate of Belgorod State University

In ancient Rome traditional family cults long time kept the positions, but the basis of an official nation-wide cult of gods for maintenance of preservation of greatness of Rome and its further prosperity was necessary. Consideration of a cult of each of members of the Capitol Triad and their joint destinies will allow to glance in the past of the Roman breeding organisation and to track its evolution. Analyzing sources, we make the following conclusions. The image of Jupiter, the main god of the Roman pantheon, has passed the big evolution and has tested on itself strong influence the Etruscan and the Greek religion. Early on, it becomes the higher patron of the state. It protected the Roman political system, freedom of the Roman people, confirmed greatness of the Roman state in the world. Generation reproduction played lives of the most ancient population of Italy. In Rome the goddess Juno was responsible for it. In the course of evolution of religious sights there is a transformation of a female deity into the defender of the state. The Minerva who has come to Rome from Etruria, also was the patroness of the state. But owing to that Minerva has grown in communities with higher economic level, in Rome it has got not function of the defender of craft peculiar to Juno. All three deities were considered as guards of Rome. Jupiter was the patron of courage, Juno – feminity, and Minerva – youth. Thus, evolution of sacral representations of ancient Romans has been connected with expansion of frontiers, with necessity of allocation of the central deities and complication of mutual relations in the state.

Ранние римские религиозные представления под влиянием изменения общественного строя и общественного сознания постепенно трансформировались и усложнялись вплоть до конца Республики. Традиционные семейные культы длительное время сохраняли свои позиции, но необходимо было основание официального общегосударственного культа богов для обеспечения сохранения величия Рима и его дальнейшего процветания. Выяснение того, каким образом и по какому принципу формировался государственный культ в древнем Риме, является целью нашей данной работы. Для этого нам необходимо рассмотреть культ каждого из членов Капитолийской триады и их совместные судьбы, что в свою очередь позволит заглянуть в прошлое римской племенной организации и проследить ее эволюцию. Образ Юпитера, главного бога римского пантеона, прошел большую эволюцию и испытал на себе сильное влияние этрусской и греческой религии. О древнейшем, восходящем к незапамятным временам значении Юпитера говорит его имя. Diovis (Diovis pater, Diespiter, Juppiter) имеет общеиндоевропейский корень «dieu» и характеризует Юпитера как бога молнии и света. На это же указывают закрепленные за Юпитером праздники, особенности культа, обязанности жреца Юпитера – flamen Dialis. Юпитеру были посвящены все полнолуния (иды), когда «с заходом солнца не прекращался свет[238]. Все, что происходило на небе, зависело от Юпитера. Он посылал дождь, насылал грозу, метал молнии, возвещал свою волю громовыми раскатами. Место, куда ударяла молния, становилось священным.

Юпитер довольно быстро утратил свои сельскохозяйственные «обязанности». Очень рано он становится высшим покровителем государства и в этом качестве называется Юпитером Наилучшим Высочайшим. Он охранял римский политический строй, свободу римского народа, утверждал в мире величие римского государства. Его главный храм находился на холме Капитолии в центре Рима. Основание его приписывается Ромулу[239]. Характер и организация культа в этом святилище подтверждают мнение традиции о наибольшей древности Juppiter Feretrius. Связанные с храмом Юпитера Феретрия Ludi Capitolini, проводившиеся ежегодно в октябрьские иды, руководились не магистратами, представителями государства, а объединением обитателей Капитолия – collegium Capitolinurn[240]. Юпитер Капитолийский являлся как бы небесным главой римского государства, а Капитолийский храм Юпитера – религиозным центром всего государства. Поскольку величие чаще всего утверждалось в войнах, то Юпитер обладал и военными «обязанностями». От стен Капитолийского храма отправлялись на войну римские воины. После любой войны самые богатые приношения из своей добычи римляне делали именно Юпитеру. Орел Юпитера стал знаком, в какой-то степени гербом, римских легионов. Этот легионный орел гарантировал римским воинам победу над всеми врагами.

Обеспечивая римлянам вечную власть во вселенной, Юпитер хранил эту вселенную (Konservator orbis – Сохраняющий вселенную), поддерживал в ней правильный порядок, определял и сохранял чередование времен года, месяцев, дней, смену времени суток. Юпитер также возвещал будущее. Храня весь мир и особенно Рим, он оберегал и его моральные ценности. Юпитер знал все дела и все мысли людей и каждому воздавал по его заслугам. Поэтому Юпитер был богом верности, его именем клялись, его почитали как хранителя всяких договоров, он безжалостно карал тех, кто эти договоры нарушал. Чрезвычайно суров был Юпитер к подкупленным судьям, которые выносили несправедливые приговоры, и к обманщикам, которые во время суда ради собственной выгоды произносили ложные клятвы. Охранял Юпитер и семейные союзы, обеспечивая лад в семье, покровительствовал гостеприимству. Когда постепенно в Риме вошла в обычай семидневная неделя, центральный день этой недели (наш четверг) стал посвящаться Юпитеру, что лишний раз подчеркивало главенствующее значение этого бога. И если римляне клялись в чем-либо своими богами, то первым в клятве называли Юпитера Капитолийского. Сначала Юпитер, как и многие другие древние римские боги, не имел человеческого облика. Его символизировало священное дерево на Капитолии. Изображался он в виде каменной стрелы, в которой усматривали символ молнии. И только под влиянием этрусков, а затем и греков, его стали изображать наподобие Зевса, в виде могучего благообразного старца с длинными волосами, падающими на плечи, и густой бородой, покрывающей грудь[241].

Еще более отчетливо характеризуют связь древнейшего культа Юпитера с царской властью культовые обязанности жреца Юпитера – flamen Dialis. Тит Ливий, описывая реформу Нумы, указывает, что культом Юпитера ведал сам царь, но Нума выделил специального жреца, поскольку предвидел, что не все цари будут такими добрыми, как он сам[242]. Flamen Dialis не должен прикасаться к мертвецу и к предметам, относящимся к культу мертвых (бобы, коза, собака), более того, он не имеет права произносить слово «бобы». Ему так же нельзя дотрагиваться до сырого мяса и кислого теста. В его одежде не могли быть узлы, и для скрепления ее применялись фибулы. Тот, кто входил в его дом в оковах, должен был быть немедленно раскован, а оковы выброшены через отверстие в крыше[243]. Эти запреты могут быть объяснены лишь тем, что в его жизни видели гарантию благополучия и безопасности племени или общины[244].

У Юпитера было множество ипостасей, он почитался как Feretrius[245], Stator[246], Victor[247], Invictus[248], Triumphator, Imperator, Opitulator, Praedator[249]. Многие их этих эпитетов связаны с войной и победой. Ж. Дюмезиль отмечает: «Ромул основал два культа неистовых, воинственных ипостасей верховного бога»[250]. При этом царе был построен один из древнейших храмов в Риме – храм Юпитера Феретрия, Ромул посвятил Юпитеру доспехи, снятые им с ценнинского вождя Акрона. «Трофей назвали «приношением Юпитеру Феретрию» (ибо «сразить» по-латыни «ferire», а Ромул молил, чтобы ему было дано одолеть и сразить противника)», – пишет Плутарх[251].

Юпитеру Статору, «Останавливающему отступление», в Риме были посвящены два храма, он почитался спасителем и помощником римских воинов в самые критические моменты сражения[252]. Культ его также был установлен Ромулом[253].

Юпитеру Всеблагому Величайшему, верховному богу и главному покровителю римской общины, консулы при вступлении в должность и перед отправлением на войну приносили в жертву животных, совершали молебствия, давали обеты